Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Декабрь 2011 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311

 
 
 





  Яндекс цитирования
      Рубрика : Общество  (Архив : 2011-12-08) Сегодня : вторник, 18 июня 2024 года   
Командировка по письму

«Что с ним, непутевым, делать…»

Двадцать девятого ноября «Вольная Кубань» опубликовала письмо из Белой Глины под заголовком «Избавьте от притона!». Авторы не рискнули назвать свои имена.

Напомним, о чем в нем шла речь. В районном центре на улице 40-летия Октября проживают хулиганы, неоднократно судимые, которые держат в страхе всех пожилых соседей. В одном из домов, где хозяином является некто Колек (Николай Трунов. — Ред.), неоднократно судимый, собираются из всех уголков края неблагополучные личности. В доме постоянно драки, пьянство. Жильцы нехорошего дома обижают и запугивают соседей, воруют продукты с их огородов. Напротив этого дома живет недавно вернувшийся из мест заключения Роман Жидков, он и вовсе не дает жизни своей матери.

Слова «притон», «угрожают расправой», «избивают мать», «наркоманы и неоднократно судимые», «вторая Кущевка» красной нитью проходили через болевое письмо, они заставили незамедлительно собраться в командировку.

С журналистом на место выехала старший лейтенант внутренней службы ГУ МВД по Краснодарскому краю Лариса Тучкова.

Слезы матери

Улицу 40-летия Октября нашли быстро: подсказали прохожие. У них же спросили: у вас в селе криминал правит? хулиганы в страхе всю улицу держат? Женщины округлили глаза, удивились. Сказали, что никогда не слышали, чтобы кто-то жаловался на разгул преступности на их улице, да и вообще обстановка в селе спокойная. В начале этой улицы находится школа. Детвора с утра до вечера ходит по улице 40-летия Октября. Если бы что-то было, разве ж матери отпустили бы первоклашек одних в школу?

А вот так называемый притон — дом Николая Трунова. Обычный кирпичный, ничем не отличается от других. Из соседнего дома вышел пожилой статный мужчина в папахе и куртке с казачьими погонами. Мы представились, спросили про нехороший дом, про Романа Жидкова. Мужчина повел себя странно.

— Ничего говорить не буду. Поезжайте к начальству, в полицию — там все документы, жалобы, протоколы. Ознакомьтесь. Пусть вам официальные лица расскажут, а потом уж и с людьми поговорите.

В это время из дома напротив вышла женщина, оказалось, мать Романа Жидкова — главного фигуранта письма. Она с растерянностью и тревогой глядела, видимо догадываясь, по какому поводу приехали. Потом внезапно расплакалась… Антонина Ивановна Жидкова (так она представилась) пригласила нас во двор идеальной чистоты и порядка, а потом в дом, усадила на кухне и начала свой нелегкий рассказ.

Роман уже третьи сутки в изоляторе временного содержания. За что? А все за то же: пьет беспробудно.

Роман с детства доставлял хлопоты: хулиганил. Она всю жизнь проработала в колхозе, ее частенько вызывали в школу. А когда он поступил в ПТУ, стало совсем невмоготу. Стал пить, устраивать скандалы, домой не появлялся. Потом его посадили за кражу двух тысяч рублей. Потом задерживать стали чаще… В августе этого года, когда пришел домой из тюрьмы, познакомился с Марией Кривенко, которая живет на этой же улице. Антонина Ивановна сначала обрадовалась — вдруг Роман остепенится. Поженятся, внуки пойдут. Ему ведь уже 32 года. Но… Маша пила вместе с ним, да еще и похлеще. Пьяная становилась невменяемой, неадекватной, страшной. Поэтому Антонина Ивановна была против их встреч, говорила это неоднократно Маше. В один прекрасный день, когда сын со своей подругой, еле стоя на ногах, пришли в дом, она их стала выпроваживать. Но они, хоть и пьяные, помоложе да посильнее. Вошли во времянку. Здесь Машка руки-то и распустила, а сын держал дверь, чтобы мать не ушла от побоев… Работать Роман не хочет, только все мечтает, что поедет на стройку в Сочи. Кому он там нужен? Летом с Машей ездили в Краснодар якобы устраиваться, но через две недели вернулись — ничего не получилось. Несколько лет назад Антонина Ивановна с мужем пытались лечить Романа от алкоголизма, тогда и деньги были. В Краснодар ездили к профессору. Он сказал, что, пока тот сам не захочет, не поймет, ничего не выйдет.

— Сколько я убеждала, просила, доказывала — бесполезно! — плачет Антонина Ивановна. — У меня руки опустились… Меня бы в покое оставил… На что пьют? Покупают в аптеке по 20 рублей антисептин — спирт 94 градуса, разбавляют водой — и готово. Дружки угощают.

Выше закона не прыгнешь?

Разговор перебил стук в дверь. Вошел участковый Иван Полупанов. По словам Антонины Ивановны, этот молодой сотрудник ей стал практически родным. Наведывается каждый день, с Романом беседы проводит. Да толку от них никакого.

Только за три последних месяца Роман сидел за административные нарушения пять раз. А сколько выписано штрафов? Да только откуда возьмет деньги пьющий безработный? Неделю назад он плакал в участке, обещал, что пить не будет, устроится на работу. Через день с Марией Кривенко… мать побили. В этой ситуации полиция действует согласно закону: нарушил — отвечай! Мария Кривенко сейчас находится на лечении в психиатрической больнице в Краснодаре, родственники как-то уговорили. Возьмется ли за ум?

Начальник участковых Игорь Сергеев, который тоже якобы случайно зашел в дом к Жидковым, считает, что тот, кто писал письмо-жалобу, намеренно облыжничает. Особенно его задевает то, что автор клевещет на полицию района, говоря о бездействии и сравнивая село с Кущевкой. Вот взять, скажем, компанию Николая Трунова, неоднократно судимого, который пустил к себе женщину Галину Заику. Оба пьющие, летом у них собиралась неблагополучная молодежь, устраивали гулянки с громкой музыкой. Однако полиция на жалобы соседей сразу реагировала! Уговорили одного фермера, чтобы тот взял на работу Трунова. Сожительница его уехала куда-то. Сейчас в доме тишина.

Позже начальник Белоглинского РОВД Юрий Цыганков так прокомментировал строки письма о том, что якобы до начальства полиции жалобы с улицы 40-летия Октября не доходят:

— Абсолютная клевета. Чтобы прийти ко мне, не нужно пробивать оборону, достаточно сообщить дежурному. Если бы кто-то написал письмо, мы бы немедленно отреагировали. Поэтому с точностью могу сказать: никто о проблеме на улице не сообщал. Ни письменно, ни устно. А в том, что участковый постоянно работает с таким контингентом, вы убедились сами. Уж каких только проблем у нас не существует сейчас в полиции, но с такой категорией граждан, как Жидков, ошибок в работе нет. Выше закона, как говорится, не прыгнешь. А мы здесь действуем в строгом соответствии с Законом о полиции. Раньше хоть вытрезвители, ЛТП были, принуждали к общественным работам, заставляли платить штрафы, даже могли посадить на более внушительный срок. А теперь без согласия человека нельзя отправить лечиться от алкоголизма, не то что заставить его работать.

…В дом к Антонине Жидковой, пока мы беседовали с сотрудниками полиции, вошла Раиса Щербина — жена неразговорчивого казака. Она подтвердила, что к соседу Кольке Трунову со всех тюрем края стекаются алкаши и наркоманы. Летом от притона житья нет: бесконечные гулянки, песни горланят, похабщину несут. Трезвый Колька тихий. Но как налопается… Ничего не помогает.

— Жалко Антонину, такая красивая женщина, а из-за переживаний и слез чахнет на глазах, на лекарствах живет, — говорит Раиса Щербина. — Про полицию ничего плохого не скажу — приезжают, забирают, беседуют. Но, видимо, что-то упускают. Безобразники их не боятся! Сколько можно терпеть такое!

Да, действительно проблема. Получается замкнутый круг: Роман пьет, дебоширит — его забирают на несколько суток. Потом отпускают — он вновь пьет и вымещает злобу на матери. Знали ли о проблемах бедной женщины и ее соседей в местной администрации?

Зачем статистику портить

Нас встретила заместитель главы района Людмила Бисова. Ее очень удивило, что письмо-жалоба попало сначала в краевую газету. Ведь в районной администрации подобные проблемы сразу берут на контроль и сообща пытаются найти выход. В районе работают и Общественный совет, и Совет профилактики, еженедельно глава и замы проводят прием граждан, работают телефоны «горячей линии». Их номера известны всем. Почему жители улицы обратились в газету? Может быть, дело вовсе не в проблеме, а просто захотели дурной славы району?

Почему те же соседи не поставили вопрос перед квартальным? Тем более рядом живет член казачьего общества Щербина — бывший милиционер, который состоит в вечерних рейдовых группах по охране общественного порядка. Он мог бы поставить в известность казачье общество. Вызвали бы нарушителей порядка да поговорили по-мужски.

— Как бы мы узнали о проблеме, — сетует Людмила Владимировна, — если к нам никто конкретно не обращался? Люди привыкли жить по правилу: моя хата с краю… Мы постараемся помочь этой семье. Устроим сход граждан этой улицы. Теперь на ежедневном контроле рейдовой группы будет этот микрорайон.

А состоит ли «нехороший» Жидков на учете у нарколога? Романа неоднократно задерживали, судя по протоколам полиции, в наркотическом опьянении. Нет, не состоит, был ответ. Почему? Потому что по закону на учет ставят тех, кто обратился сам — добровольно или же по решению суда.

Кстати, картина в Белоглинском районе, по данным краевого наркоконтроля, такова: на диспансерном учете — 19 человек, на профилактическом — 31. А всего на учете состоят 377 алкоголиков.

Могут ли эти цифры быть показателем благополучия района по проблемам алкоголизма и наркомании? Практика показывает, что не всегда. На конкретной улице 40-летия Октября ни один из компании, собирающейся в доме Николая Трунова, на учете не состоит. Зачем статистику портить?

Ставить крест рано…

Каков же итог командировки? Есть беспробудный пьяница и начинающий наркоман Роман Жидков, его отчаявшаяся бедная мать. Напротив их дома притон Николая Трунова. Как бы ни хотели избежать этого слова в администрации района, но нужно называть вещи своими именами. Полиция реагирует на жалобы граждан, выезжает на драки и нарушения порядка, участковый проводит беседы. Но они, увы, бесполезны. Роман и ему подобные по-прежнему пьют, курят зелье, на работу не устраиваются, дебоширят.

Районные власти о проблеме на улице 40-летия Октября не слышали, потому что никто им об этом не просигналил. Общественность молчит. Боится бывших «сидельцев», которые привыкли жить по тюремным законам? У казачьих формирований села, по-видимому, тоже очень много важных дел, и такую «мелочь», как издевательства сына-алкоголика над бедной матерью и рассадник пьянства и хулиганства под боком, не замечают. Квартальный, по-видимому, тоже не в курсе проблем на улице…

Так что же делать?

Не вправе общество, то есть мы с вами, закрывать глаза на проблемы отдельных семей, отмахиваться и говорить, что «горбатого могила исправит». Наверняка нельзя ставить крест на Романе, Маше Кривенко. Пожалуй, рано. Но вскоре может оказаться и поздно.

Будем верить, что по письму в «Вольную Кубань» после этого материала и власти Белой Глины, и полицейские, и общественность найдут в себе умение, силы и покончат с притоном на улице 40-летия Октября. Помогут Антонине Жидковой направить на истинный путь единственного сына.

А мы, в свою очередь, сообщим об этом вам, уважаемые читатели.

Специальный корреспондент «Вольной Кубани».

Краснодар — Белая Глина — Краснодар.
Раздел : Общество, Дата публикации : 2011-12-08 , Автор статьи : Инна МОЧАЛОВА

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008-2024 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.