Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Апрель 2023 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

 
 
 





  Яндекс цитирования
      Рубрика : Политика  (Архив : 2023-04-14) Сегодня : среда, 28 февраля 2024 года   
Дежавю: новая приватизация на «прозрачных» рыночных условиях

ПОЛИТОБЗОР. 1 октября 1992 года в Российской Федерации, экономика которой, кто помнит те времена, была в удручающем состоянии, в целях ее перевода на рыночные рельсы и наполнения бюджета началась раздача ваучеров. Сбежавший из России автор, отец, вдохновитель и организатор грабительской приватизации Чубайс тогда обещал, что на этот ваучер стоимостью 10 тысяч рублей (реальная доля стоимости национальных богатств России для каждого гражданина позже оценивалась в сумму от трехсот тысяч до полумиллиона тех рублей) можно будет купить два-три автомобиля «Волга» и много чего еще.

Стоит отметить, что принятый Верховным Советом РСФСР закон изначально предполагал, что каждый приватизационный чек будет именным и привязан к инвестсчету гражданина, а тратить полагающуюся каждому жителю страны сумму можно только на покупку госсобственности. Но депутаты летом ушли на каникулы, и Ельцин своим указом «слегка» изменил закон. И ваучер перестал быть именным, превратившись, по сути, в бумажку, которую можно свободно продавать, покупать или просто напечатать в любой типографии. Забузивший парламент потом расстреляли, и началось то, что до сих пор вспоминается многими согражданами как кошмарный сон. Но появился класс собственников, в основном из криминальной среды, где к тому времени уже крутились немалые деньги.

Позже Чубайс признавался, что «стоял выбор между коммунистическим криминалом (так он называл «красных» директоров») и капиталистическим». Какой выбор был сделан, понятно. Многих из новых собственников крупнейших системообразующих предприятий просто делали таковыми через залоговые аукционы, в результате которых миру явились яркие представители новой эпохи: Березовский, Ходорковский, Абрамович и другие не менее известные граждане из российского списка «Форбса» и иже с ними. Иными словами, Чубайс и Ко, штамповали своих олигархов за госсчет. Те из них, кто выжил в последующие десятилетия перераспределения приватизированных активов, стали той самой узкой группой лиц (менее 1 процента населения), контролирующей, по разным оценкам, от 60 до 70 процентов национального богатства страны. Это один из самых высоких показателей в мире.

Кроме того, есть у приватизации тех лет еще один просто замечательный и даже жизненно важный для нынешних элит результат. Она, как мы помним, была проведена в рекордные сроки, с огромным количеством даже не нарушений, а антигосударственных преступлений, в первую очередь потому, что в разрушающейся на глазах стране резко возросла вероятность если не народной революции, то ренессанса социализма точно. И Гайдар с компанией поступили, на мой взгляд, просто гениально и даже конгениально: они попутно с откровенным грабежом страны на десятилетия купировали саму почву для любых массовых протестов населения, причем абсолютно бесплатно.

Еще в 1991 году ельцинским указом была разрешена приватизация жилья, но не более 18 метров на человека, за остальное надо было доплачивать, а так как лишних денег у людей не было, процесс шел не очень. Но уже через год такая приватизация была объявлена бесплатной — и понеслось: моментально сформировался рынок недвижимости, и она начала постоянно расти в цене, что, собственно, происходило до настоящего времени. Таким образом, в одночасье подавляющее большинство простых россиян стали, образно говоря, состоятельными собственниками, как бы временно находящимися в затруднительном состоянии. А люди, которым есть что терять, в массе своей не бунтуют. Но это так, к слову пришлось.

Об истинных намерениях авторов перераспределения общественной собственности в свою пользу, о том, что, возможно, даже не просто приватизация предприятий была для них главной задачей, говорит один пункт из соответствующего указа Ельцина от 1991 года в разделе о запрещенных к приватизации объектах и предприятиях. А раз пришлось запрещать, значит, имелось у реформаторов намерение прибрать к рукам и эти активы. Но не дали.

Среди них (вдумайтесь!): Государственная казна Российской Федерации, средства республиканского бюджета России, республиканского валютного резерва, Пенсионного фонда и государственных внебюджетных фондов, Центрального банка РФ, а также золотой запас и Алмазный фонд!

Был в этом же перечне запрет на приватизацию предприятий и объектов электроэнергетики, аптек, трубопроводов, портов, мусороперерабатывающих и оборонных заводов и многого другого, что в итоге благополучно ушло в частные руки, в том числе и западные. В этой связи вспоминается гуляющая по просторам интернета байка о зарегистрированном в пик распада СССР где-то в Нидерландах АО «Российская Федерация» с очень уважаемыми поныне людьми в числе учредителей. Но врут, поди, злые языки, как всегда. Впрочем, это тоже к слову пришлось.

На днях к очередной приватизации в России — из-за проблем в экономике — призвал руководитель госбанка (!) ВТБ Андрей Костин. Полагающий, что частный собственник лучше и эффективнее государственного и он накопил значительный инвестиционный потенциал.

А это, думается, четкий сигнал, что решение с высокой долей вероятности, может быть, уже обсуждается властями. На ваучеры нам всем, конечно же, рассчитывать вряд ли стоит, народу уже давно не принадлежат ресурсы своей страны (жилья достаточно?), а вот кто может быть бенефициаром «новой приватизации» госсектора, давайте посмотрим.

Крупнейших компаний и корпораций с госучастием в стране не так уж и много — не больше трех десятков в энергетике, газо- и нефтедобыче, транспорте, связи и т.д. Они, разумеется, и есть главный актив для новых вип-приватизаторов. Но обвинить их (скажем, тот же Сбер, Газпром или РТК) в неэффективности может разве что немного попутавший чего-то в экономических берегах банкир не самого, мягко скажем, прибыльного (судя по недавним отчетам) кредитного учреждения в стране. Да и как-то странно смотрится его заявление сразу после выступления Владимира Путина на совещании по экономическим вопросам, на котором глава государства заявил, что Правительство РФ на фоне позитивной статистики улучшило прогноз социально-экономического развития государства и его следует считать максимально объективным.

И госбанкиру, наверное, лучше других должно быть понятно, что на этом фоне говорить о системных экономических проблемах в стране как-то не очень разумно, попахивает фрондой, так сказать. Разве что он свой банк хочет приватизировать. Ведь в финансовом секторе госбанкам принадлежит больше половины этого рынка, что всегда вызывало негативную реакцию Центробанка, в первую очередь из-за льготных ипотечных программ, которые, по мнению регулятора, не нужны. Так что ЦБ, стоит полагать, объективно заинтересован в уменьшении доли государства в своей вотчине. Но вряд ли именно этот аспект имел в виду банкир, призывая начать новый этап приватизации, чтобы получить деньги на модернизацию страны.

Свое предложение он мотивировал тем, что западные санкции разрушили несущие элементы экономики, сложившейся в России за последние тридцать лет. Новую модель можно построить, начав с трех приоритетов — это новые логистические коридоры, перезапуск целых отраслей промышленности и укрепление обороноспособности страны. А средства на это, по его мнению, даст не только масштабная приватизация, но и резкое увеличение ГОСДОЛГА. Ключевое слово! Сразу всплывают в памяти залоговые аукционы, когда нужные люди приобретали активы, по сути, за госсчет. Не зря же говорится, что все новое — это хорошо забытое старое.

Можно предположить, что отлученные от европейских и американских рынков многие системные игроки властной вертикали начинают требовать возмещения понесенных утрат, компенсации, так сказать, за многолетний непосильный труд и поддержание стабильности. И новая приватизация ими того, что еще приносит и может приносить прибыль, выглядит вполне возможной мерой для снятия внутриэлитного напряжения, вызванного конфронтацией с коллективным Западом, ужесточением санкций и т.д. К тому же нетрудно предположить, что требование новой приватизации может исходить в первую очередь от бенефициаров старой, для которых эффективно работающий госсектор означает исторический конец.

А то, что пресс-секретарь президента сказал, будто вопрос новой приватизации в Кремле не обсуждается, на фоне поднятого выступлением Костина информационного шума стоит, пожалуй, рассматривать как косвенное подтверждение того, что ее все же пытаются протолкнуть. Конечно же, исключительно из-за забот о наполнении казны в целях дальнейшего развития и, как сказал банкир, только «на прозрачных и рыночных условиях». А вы как считаете?
Раздел : Политика, Дата публикации : 2023-04-14 , Автор статьи : Олег БЕССМЕРТНЫЙ

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008-2024 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.