Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Сентябрь 2022 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2829301234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012

 
 
 





  Яндекс цитирования
      Рубрика : Кубань аграрная  (Архив : 2022-09-09) Сегодня : понедельник, 05 декабря 2022 года   
Кубань — житница России

Людмила БЕСПАЛОВА: «Учителя у меня были хорошие»

Отличный подарок к 85-летию Краснодарского края подготовили хлеборобы Кубани и ученые Национального центра зерна во главе с академиком РАН Александром Алексеевичем Романенко. Каждый гектар дал по 67,4 центнера озимой пшеницы. Абсолютный рекорд за всю историю региона! А в целом ее валовое производство вместе с ячменем и горохом достигло 12,4 миллиона тонн. Такого статистика еще не фиксировала даже тогда, когда посевные площади под ними занимали на 145 тысяч гектаров больше.

Кто лучше других осведомлен о том, как вели себя те или иные сорта, кто из земледельцев особо отличился? Конечно же, Людмила Андреевна Беспалова — заведующая отделом селекции и семеноводства пшеницы и тритикале Центра. С ней и побеседовал наш корреспондент накануне краевого юбилея.

Каждый сорт уникален по-своему

— Единственный, пожалуй, случай, когда, сделаю предположение: никто из руководителей и агрономов хозяйств не жаловался на сложные погодные условия, на то, что сорта подвели, низким оказалось качество зерна… Все, похоже, успокоились. А ваша душенька, Людмила Андреевна, довольна?

— Все мы, селекционеры, испытываем радость вместе с коллегами-производственниками, на деле доказав: Кубань была, есть и, надеюсь, будет еще долгое время оставаться житницей России.

На высокой отдаче пашни сказались многие факторы. Наличие влаги во время сева зерновых, отлично подготовленная почва, правильно подобранные сорта и предшественники, оптимальные нормы высева семян. В зиму растения ушли окрепшими и раскустившимися.

Не принесла погода сюрпризов в холода и весной. Большую роль сыграли осадки в мае — июне. А в целом на урожай сработал весь комплекс решенных проблем. И боженька, конечно, нам помог…

— Но за 52 года работы в селекции были, согласитесь, такие же благоприятные сезоны, как нынешний. Но подобных высоких урожаев не получали, причем во всех практически районах края. Скорее всего, вы для себя сделали вывод — почему пришел успех?

— Так и быть, поделюсь наблюдениями. Наш Учитель, академик Павел Пантелеймонович Лукьяненко, как-то сказал: «На Кубани часто в период налива зерна бывает паркая погода». Это когда влажность высокая и питательные вещества большей частью остаются в соломе. Нет ни урожая доброго, ни качества зерна.

В этом же году в крае в июне было солнечно, не так много выпадало осадков. И при относительно хорошей влажности шел мощный отток веществ в колос. Мы даже вообразить себе не могли, что за сутки отдельные сорта наливались на четыре центнера... Представляете?!

Правда, поволноваться пришлось, когда 11, 12 и 13 июня начались суховейные явления. Но они, к счастью, за три дня закончились и особого вреда не нанесли.

— Свою роль сыграл и удачный подбор сортов. Не понаслышке знаю: добрая часть хозяйств получила по 80 и даже 90 центнеров зерна с гектара. Вывод напрашивается сам собой: селекционеры движутся в правильном направлении. А как себя чувствуют полукарлики? Полнятся их ряды? Ведь, насколько я помню, свою диссертацию на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук в 1981 году вы посвятили «Селекционно-генетической ценности источников карликовости озимой мягкой пшеницы»…

— Эту тему, еще когда я была практиканткой в КНИИСХ в начале семидесятых, предложил мне Павел Пантелеймонович Лукьяненко. Это было новое направление. Дело в том, что раньше в институте создавались сорта, имеющие крупный колос, толстый стебель, который предполагает наличие широкого листа.

И что получалось? Самый верхний крупный лист, названный флаговым, затенял подфлаговый и все остальные. В посевах конкуренция происходила за свет, влагу, питательные вещества.

А мы начали создавать сорта слабоконкурентоспособные, толерантные к загущению. Они стали экономны в расходовании ресурсов среды.

Сегодня кубанские сорта занимают огромные территории. И не только в Российской Федерации. Их можно встретить в Закавказье, Центральной Азии и в Турции. И не случайно все большую популярность завоевывают полукарлики Ахмат, Гомер, Гром, Таня, а также короткостебельные Алексеич, Граф, Еланчик, Стиль 18, Юбилейная 100.

— Александр Алексеевич Романенко мне рассказывал, что только один Узбекистан в этом году заказал в Центре 20 тысяч тонн семян пшеницы…

— И Туркменистан тоже 20 тысяч тонн берет. Уже половину заказа выполнили (беседа с Людмилой Андреевной состоялась 30 августа. — Ф.Б.), возникли проблемы с обеспеченностью подвижным составом: на отправку 20 тысяч тонн требуется триста с лишним вагонов. Время, правда, терпит, хотя коллеги из среднеазиатских республик нас торопили, сеять, мол, надо. Отговорили. В их зонах сев следует проводить даже позже, чем в Краснодарском крае. Они недобирали урожай из-за поражения ранних посевов вирусами. А вирусы потом ничем не вылечить. Убедили. По крайней мере представитель президента Узбекистана при нас звонил в минсельхоз республики и дал команду: с севом не торопиться.

Школа академика Лукьяненко остается мировым лидером

— На работу вас после окончания в 1970 году Тимирязевской сельхозакадемии принимал Павел Пантелеймонович Лукьяненко. После него с 1973 по 1994 годы отдел возглавлял Юрий Михайлович Пучков, рядом с ним оказалось много учеников хлебного батьки. Надолго, полагаю, запомнились те времена…

— Безусловно. Школа академика Лукьяненко стала мировым лидером теоретических основ и практических достижений селекции и семеноводства зерновых культур. Юрий Михайлович продолжил исследования с группой единомышленников. Рядом стояли Нина Пантелеймоновна Фоменко, Людмила Георгиевна Резникова, Евгений Григорьевич Жиров, Федор Алексеевич Колесников, Валентин Борисович Тимофеев, Виталий Васильевич Костин, Анатолий Филиппович Жогин, Владимир Алексеевич Алфимов, Клара Сергеевна Бессараб, Геннадий Дмитриевич Набоков, Александра Алексеевна Мудрова и другие ученые. Надо было подтвердить: кубанской школе селекции нет равных в Советском Союзе. И мы это доказали на практике.

За 1920—2020 годы в Краснодарском научно-исследовательском институте сельского хозяйства, а затем и в Федеральном научном центре создано 268 сортов пшеницы и тритикале. Причем урожайность за последние годы постоянно растет.

— Особенно новые сорта радуют. Многие без ума от Монэ. Есть сведения, что в ряде хозяйств получили до 100 центнеров зерна с гектара.

(После этих слов Людмила Андреевна встала сама и попросила подойти к рядом расположенному столу, где красовался каравай).

— Вот полюбуйтесь: из ООО «50 лет Октября» Неклиновского района ростовчане привезли хлеб урожая-2022. У них Стиль 18, Тимирязевка 150 и другие дали за 80 центнеров. А Монэ — 100,5!

Это хозяйство нашими сортами начало засевать приличные площади еще в 2014 году. Получили тогда на круг по 49 центнеров. В 2017-м вышли на уровень 65,87. А в этом сезоне урожайность составила 75,68 центнера. И качество, между прочим, отличное — почти все зерно имеет клейковину выше 23—25 процентов.

— Министр сельского хозяйства Федор Иванович Дерека в нашей газете пример привел: в этом году свыше 90 процентов всей кубанской пшеницы отнесено к третьему и четвертому классу. Значит, селекционеры стоят на правильном пути…

— Мы в этом уверены, стараемся отселекционировать для каждой зоны свой, в чем-то уникальный сорт. Для сухой знойной степи создаем сорта, которые имеют небольшой колос, прочную тонкую соломину, листик, как у Монэ или Тавриды, — малюсенький. Это еще полшажка в сторону ксероморфности, экономии ресурсов. И когда они созревают, поначалу не по себе становится: а где же колосья? Не видно их, они поникли, с виду неказистые. Но стеной стоят.

Иногда мы в Госкомиссию даем новые образцы, экспериментальные, для того, чтобы посмотреть: правильный ли ход сделан? Потому что только испытание многофакторное и на больших территориях позволяет определить направление отбора и дальнейшего увеличения потенциальной урожайности и качества.

Знаете, наверное, по садам: чем ряснее вишня или черешня, тем хуже вкус. Точно так же у нас получается. Чем выше урожайность, тем ниже качество. Но мы благодаря опоре на ксероморфность, многоклеточность в нескольких небольших листьях, а не в одном-двух больших получаем гораздо лучший результат.

— Вы как-то селекцию сравнили со стремлением поймать жар-птицу… Не пропало ли желание все время этим заниматься?

— В селекционной работе семимильными шагами успеха не добьешься. Вперед надо продвигаться потихоньку, осознанно, с учетом прошлых ошибок, опираясь на мнение агрономов. Горжусь тем, что настоящей житницей Кубань стала в последние четыре пятилетки (завотделом Беспалова с 1994 года. — Ф.Б.). Смотрите, в 2001—2005 годах каждый гектар у нас давал по 45,9 центнера озимой пшеницы; в 2006—2010-м — 48,9; в 2011—2015-м — 54,1; в 2016—2020-м — 61,2, а в нынешнем — 67,4 центнера. Это как раз и является доказательством того, что мы на правильном пути.
Раздел : Кубань аграрная, Дата публикации : 2022-09-09 , Автор статьи : Федор БЕЗРУК

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008-2022 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.