Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Февраль 2021 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
1234567

 
 
 






Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Кубанские казаки  (Архив : 2021-02-12) Сегодня : суббота, 06 марта 2021 года   
В Кубанском войске

Лес под надежной охраной казаков

Одно из направлений государственной службы реестрового Кубанского казачьего войска —охрана природных ресурсов, которыми так богат наш край. Принятие решения о создании казачьих лесных дружин, работающих на постоянной основе, было своевременным. Казаки и до этого охраняли лесные угодья, участвовали в тушении пожаров. Одно время они получали за это деньги. После того как казаки стали работать на постоянной основе, — ситуация изменилась в лучшую сторону. Лесные дружины уже доказали свою эффективность. В этом мы убедились, побывав в Туапсинском районе.

Верно сделанная ставка

Общая площадь Туапсинского района составляет 2400 квадратных километров. Почти 90 процентов занято лесными массивами. Причем здесь произрастают реликтовые леса. Дуб, граб, бук, каштан и еще ряд деревьев внесены в Красную книгу. Их вырубка — уголовное преступление. Однако так называемым черным лесорубам закон не писан. Да и действующие законы, регулирующие вопросы лесопользования, мягко говоря, грешат явными пробелами. До 2006 года в России леса являлись государственной собственностью и предоставлялись только в пользование. Лесопользователями помимо граждан, могли быть государственные, кооперативные и общественные предприятия, учреждения и организации. Довольно развитый комплекс, куда входили специализированные государственные предприятия — лесхозы и леспромхозы, занимались и лесозаготовительными работами, а их структурные подразделения — лесничества брали на себя уход за лесом и его охрану.

Атаман Туапсинского РКО есаул Михаил Саморуков знает об этом не понаслышке. В 90-х годах он возглавлял частное предприятие, занимавшееся охраной леса. В то время, когда бал правил беспредел, ему приходилось бороться с «черными лесорубами». Однако, как бы он ни старался, лесным богатствам района за эти годы был нанесен колоссальный ущерб, восстановить который невозможно при существующем отношении со стороны государства.

— Раньше были государственные лесосеки, и в то время разработка лесных массивов шла по определенной, продуманной системе. Все было выстроено циклично. Пока лесхоз вел разработку больших массивов, прокладывая дороги, создавая необходимую инфраструктуру, на вырубленных участках вырастал новый лес. Сейчас лесхозы с их пилорамами, цехами обработки, местами складирования древесины ликвидированы. Их место заняли лесничества, у которых ничего нет. При этом на одного лесничего приходится по десять тысяч гектаров лесов. Что он может сделать на такой огромной территории? Конечно, лесничие были несказанно рады, когда им на помощь пришли казачьи дружины, работающие на постоянной основе. Половина из них казаки, которые входили в состав добровольных лесных дружин. Это проверенные люди, болеющие за дело. Они знают лесную обстановку, разбираются в породах деревьев, многие когда-то работали в лесхозах и имеют солидный опыт. Некоторые из них имеют профильное образование. К примеру, Александр Голощапов окончил лесной техникум. Ставка делалась на людей опытных и неравнодушных, а не на кого попало, — рассказал Михаил Саморуков.

И эта ставка себя полностью оправдала. Лесная дружина Туапсинского РКО заняла первое место в Кубанском войске. Сумма ущерба лесным массивам, выявленная с участием казаков, в прошлом году превысила сто миллионов рублей. Возбуждено несколько уголовных дел. Суд Туапсинского района вынес обвинительное заключение одному из «черных лесорубов», причем казаки выступали на процессе в качестве участников оперативных действий. Для этого нужно иметь мужество, пренебрегая опасностью мести со стороны подельников осужденных преступников.

Общее дело

Вместе с командиром лесной дружины хорунжим Александром Ювицей выехали в одно из лесничеств. У штаба Елисаветпольского ХКО собрались казаки, заступающие на дежурство. Перед построением поинтересовались у сотрудника Навагинского участкового лесничества Самвела Багдасаряна, как строится работа с казаками.

— Мы заключили договор о совместной деятельности с Туапсинским районным казачьим обществом, в рамках которого казаки, входящие в лесную дружину, дежурят вместе с нами. У нас есть определенные маршруты, и в течение отведенного времени мы их патрулируем с целью выявления нарушений лесного законодательства, проводим профилактическую работу, объясняя людям, находящимся в лесу, правила поведения. Основная цель — меры по предупреждению лесных пожаров. Когда идешь один, то порой люди относятся к твоим словам скептически, а если лес патрулируют три-четыре человека, тем более когда среди них казаки в кубанках, отношение совершенно другое. Люди понимают, что это система контроля за порядком в лесу, и ведут себя соответственно.

Хозяйство у Самвела Багдасаряна немалое — десять тысяч гектаров леса. Кроме него на этой территории есть еще один участковый лесничий. Контролировать такую площадь вдвоем — задача непростая. Тем более что рельеф местности сложный — горы, покрытые лесом, хребты, разделяющие территорию на несколько участков.

— Сотрудников лесничества не хватает, и поэтому без казаков нам бы пришлось очень сложно. Их помощь для нас — большое подспорье, — признается государственный лесной инспектор.

Казаки выстраиваются перед штабом. Старший отряда Владимир Штепа проводит инструктаж, напоминает о необходимости соблюдения мер безопасности в лесу, о действиях при обнаружении очагов возгорания и в случае выявления незаконной вырубки древесины. Казаки разбиваются на группы и выходят, точнее, выезжают на свои участки.

— Мы пользуемся личным транспортом, скидываемся на бензин, заправляем машины и доезжаем до определенного места, куда машина может пройти. Дальше идем пешком. В среднем приходится пройти по маршруту более 30 километров по сложнопересеченной местности. Поэтому движемся только группой по три-четыре человека. В лесу может всякое произойти. К примеру, кто-то может получить травму, подвернуть или сломать ногу. В этом случае пострадавшего человека могут донести до места, где казаки оставляют автомобиль, — поясняет Владимир Штепа.

На карте он показал сектор ответственности в Пшишском лесничестве. Оно разбито на четыре участка: Навагинское, Гойтхское, Гунайское и самое большое — Шаумяновское лесничество, граничащее с Горячим Ключом. На всю эту территорию, где могли бы поместиться Люксембург с Андоррой в придачу, приходится всего десять казаков лесной дружины. Так что работы им хватает с избытком.

Огонь беспечности не прощает

Выехав от точки сбора, двинулись в сторону горы Семашхо. Едва УАЗ свернул с трассы, дорога, если ее, конечно, можно так назвать, кардинально изменилась. Глубокие лужи, камни разных размеров, выкатившиеся на дорогу, виляющую то вверх, то вниз, упавшие деревья. Машину трясло так, что разговаривать стало небезопасно — запросто можно было прикусить язык. Иногда наклон УАЗа достигал градусов 60.

За рулем младший урядник Александр Тишаков сосредоточенно смотрит на тропу, которая то и дело меняет направление. Одним словом, чистый серпантин. Первый раз за баранку отцовского автомобиля Александр сел в семь лет, в 17 лет получил права — и с тех пор колесит по лесным дорогам. «Уазик» не новый, скоро десять лет разменяет. Не раз скромный внедорожник застревал на горных дорогах, особенно в дождливую погоду. Казаки с трудом выталкивали его под проливным дождем. О том, как они в тот момент выглядели, говорить не стоит. Бамперы и иные части автомобиля Александр Тишаков меняет с завидной периодичностью, причем за свой счет. И это при зарплате 20 тысяч в месяц.

Наконец машина, упершись в каменную россыпь приличных размеров, стала. Дальше пошли пешком. Тут же понял, что это не по улице Красной в Краснодаре прогуливаться. Тропа, ведущая к вершине горы, которую местные жители называют Индюшкой, изобилует торчащими корнями деревьев, камнями. Метров через пятьсот начались валуны, а тропа ведет вверх. Идти по валунам нужно осторожно, иначе, не ровен час, поскользнешься, тогда костей не соберешь. Нам еще повезло с погодой — на небе ни тучки, солнце светит. Представляю, как здесь приходится ходить в дождь. Цепляясь за камни, внимательно глядя под ноги, похвалил себя за то, что надел берцы. Прочная рифленая подошва высоких армейских ботинок, защищающих голеностопный сустав, дает возможность идти более или менее уверено. Нашему фотокору Константину Поддубному куда тяжелее приходится в кроссовках, то и дело скользящих по камням, но он мужественно преодолевает узкую горную тропу. Основательно запыхавшись, наконец-то взбираемся на крохотную площадку на вершине горы. Отсюда виден лес на десятки километров.

— С этой точки мы в бинокль осматриваем окрестности. И если где-то виден дым, сообщаем пожарным, — поясняет Владимир Штепа. — Сейчас один из самых пожароопасных периодов. Подсохшие опавшие листья загораются очень быстро. Местные грибники, собиратели ягод, каштанов не разводят костров, поскольку знают, чем это грозит. В основном очаги возгорания — дело рук приезжих — «диких» туристов. Как только потеплеет, их тут будет много. Люди приезжают на выходные, и каждая компания жарит на огне шашлыки, колбасу, кипятит воду для чая. Зачастую они оставляют непогашенные костры, и нам приходится тушить тлеющие угли. Вот какая-то из компаний отдыхающих недавно оставила непотушенный костер — и вспыхнул пожар. Сюда специализированной технике не добраться, поэтому тушили очаг возгорания и мы, и казаки, которые не входят в состав лесной дружины, и сотрудники МЧС, и местные добровольцы. Из инструментов у нас только грабли. Были бы воздуходувки, которые позволяют сдувать листья, и ранцевые огнетушители — тогда можно было бы быстрее справиться с пожаром. В этом случае одна группа пробивает минерализованные заградительные полосы, другая сбивает кромку огня, не позволяя ему перекинуться на другие участки.

Сколько раз приходилось казакам тушить горящий лес — не сосчитать. А опасностей при этом очень много. Чуть задержишься на одном месте — и рискуешь быть отрезанным огнем. Поэтому при тушении лесных пожаров казаки двигаются группами, не теряя друг друга из зоны прямой видимости.

…В новогоднюю ночь под Туапсе вспыхнул пожар. Огонь быстро охватил большую территорию, и лесные дружинники с пожарными и сотрудниками МЧС вместо празднования новолетия шесть дней боролись с огнем. Локализовать пожар долго не удавалось.

— Скорее всего, причиной пожара стал запущенный фейерверк. Очаг возгорания возник в районе старого кладбища на выезде из города. Сухая листва горела как порох. Рельеф местности был очень сложным, техника не могла преодолеть горные преграды, густо заросшие колючим кустарником, поэтому пришлось сбивать пламя вручную, прокладывать минполосы для локализации очагов возгорания. Не успели потушить в одном месте, как огонь перекинулся через ущелье на следующие участки. Если не успел сбить огонь на склоне горы, приходится обходить его и снова вступать в борьбу с пламенем. Осложнялась борьба с пожаром тем, что ночью все работы прекращались, иначе могли быть жертвы. К тушению пожара подключилась авиационная техника. Вертолеты сбрасывали воду. Иногда мы не успевали отойти, и вода попадала на нас. Получается как в поговорке — из огня да в полымя. Вымокнув, не было возможности сменить одежду на сухую, так и продолжали бороться с огнем, — вспоминает командир лесной дружины Александр Ювица.

Помимо борьбы с лесными пожарами казаки борются со стихийными свалками, мусором, который оставляют после себя туристы и прочие отдыхающие. Во-первых, нужно поддерживать санитарный порядок в лесу, а во-вторых, сухая листва может вспыхнуть из-за осколка стекла и даже брошенной пластиковой бутылки. Эти предметы являются своего рода увеличительным стеклом, собирая лучи солнца в узкий пучок и усиливая его до точки возгорания.

Казалось бы, чем могут быть опасными заросли папоротника, растущего в лесу? Оказывается, это растение, высыхая, представляет собой пищу для огня. Казаки берут тракторы в сельских поселениях и распахивают такие участки. Они считают, что лучше провести профилактические работы, чем потом бороться с лесными пожарами. Тем более что в горной местности огонь ведет себя непредсказуемо. Нередко пламя под действием ветра перекидывается на участки, которые находятся в нескольких сотнях метров от очага возгорания.

Взрывы из прошлого

Но и это еще не все опасности, подстерегающие казаков. Дело в том, что в годы Великой Отечественной войны здесь шли ожесточенные бои. Немцы рвались к Туапсе, пытаясь захватить город-порт, куда доставлялись оружие, боеприпасы, техника, горючее и продовольствие для частей Красной Армии. В лесу до сих пор сохранились воронки от бомб, блиндажи, окопы. Гитлеровцы засыпали позиции наших войск бомбами, снарядами, минами. Часть из них не разорвалась, и смертельно опасные боеприпасы до сих пор лежат в земле. Александр Тишаков вспомнил случай, когда при тушении пожара взорвался то ли снаряд, то ли крупнокалиберная мина. Только благодаря счастливой случайности никто не пострадал.

Владимир Штепа едва не подорвался при работе по расчистке леса:

— Возле одного дерева была горка веток. Сначала думал сразу применить бензопилу, но, опасаясь, что слетит цепь, решил разгрести ветки руками. Сбросив часть веток, увидел лежащую под ними авиабомбу, причем взрыватель был вверху. Если бы работал бензопилой, то Бог его знает, что бы могло случиться.

Самое интересное, что большая часть неразорвавшихся боеприпасов довольно хорошо сохранилась. Взрыватели могут сработать через десятки лет.

Таких находок на счету казаков лесной дружины десятки. Обнаружив неразорвавшиеся боеприпасы, казаки сообщают полицейским, а те, в свою очередь, вызывают саперов. Бомбы и снаряды либо взрывают на месте, либо отвозят в песчаный карьер и там подрывают.

— Детвора часто гуляет в лесу и тоже может найти мины или снаряды, поэтому мы проводим разъяснительную работу в школах, объясняя, что в случае обнаружения в лесу неразорвавшихся боеприпасов ни в коем случае нельзя подходить к ним, трогать руками. Нужно сразу сообщить взрослым, — говорит Владимир Штепа.

Приходится казакам по нескольку суток охранять неразорвавшиеся боеприпасы, ожидая саперов. Оставить опасные находки без присмотра нельзя. Один раз военных ожидали десять суток. Никто из казаков не роптал, осознавая важность дела.

…В лесу встречаются дикие животные. Как вполне мирные — косули, еноты, так и опасные — кабаны, медведи, шакалы и волки. Риск нарваться на них не так уж велик, однако приходится все время быть настороже. Есть и змеи. Впрочем, на них казаки почти не реагируют.

— Ползет себе гадюка — ну и пусть ползет. Если ее не трогать, она никогда не нападает, предпочитая уйти с дороги, — уверенно говорит Александр Тишаков.

Да, мне бы такую уверенность…

На пути «черных лесорубов»

Лес — одно из природных богатств, которым так щедро наделена Кубань. Однако для кого-то он стал средством наживы. Так называемые черные лесорубы хищнически уничтожают ценные породы древесины: дуб, граб, тис, действуя по принципу: после нас хоть потоп.

— «Черные лесорубы» очень хорошо организованы, выставляют дозорных, держат связь по рациям и телефонам в тех местах, где есть сотовое покрытие. В случае приближения лесничих и казаков они разбегаются, оставляя тракторы и самосвалы. Порой нам приходится по нескольку дней охранять арестованную полицией технику, причем в круглосуточном режиме: уйдешь ночью — а утром техники нет. Бывает, что идет дождь, а покидать пост нельзя. Приходится брать палатки, дождевики и продолжать охрану, — рассказал командир лесной дружины Александр Ювица.

Казаки разработали свои методы борьбы с «черными лесорубами». Они внимательно осматривают въезды в лесной массив и, если видят следы тракторов и грузовых машин, ставят оцепление и высылают дозорную группу. Однако этот метод хорош весной и осенью. Летом, когда вырастает трава, он менее эффективен.

— Когда идем по лесу, внимательно прислушиваемся к звукам. Услышав шум работающей бензопилы, окружаем место и задерживаем того, кто пилит деревья. Если у человека нет документов, разрешающих заготовку древесины, сообщаем лесничим и полицейским. Также у нас есть добровольные помощники, которые сообщают, что в каком-то месте слышали работу пилы или заметили заезжающую в лес технику, — раскрыл свои секреты Владимир Штепа.

Охранять казакам приходится не только брошенную браконьерами технику, но и места незаконной вырубки деревьев.

— Если ночью злоумышленники сделают новый спил на пеньке, то будет невозможно идентифицировать срубленное дерево. Тогда не совпадет диаметр взятого правоохранителями контрольного среза с диметром пенька, а значит, не будет доказательной базы, — объяснил Владимир Штепа.

«Черные лесорубы» бывают вооружены охотничьим или боевым оружием, и риск нарваться на пулю или заряд картечи довольно высок.

Особенно горячая пора выпадает казакам лесной дружины под Новый год. В Пшишском лесничестве находится крупный пихтовый питомник, и любители дармовщины слетаются туда как воронье на падаль. Перед новогодними праздниками казаки лесной дружины выставляют на въезде в питомник стационарный пост. Для убедительности один из казаков держит на плече макет автомата Калашникова, так что приходится желающим обзавестись бесплатной елкой возвращаться несолоно хлебавши.

Игра в одни ворота

Важность работы казачьих лесных дружин — неоспорима, отдача — очевидна. Но при этом казаки используют личный транспорт и заправляют его за свой счет.

Казаки не застрахованы, и не дай Бог кто-то погибнет в огне, кто будет отвечать? Атаман районного казачьего общества.

На наш взгляд, необходимо создать межведомственную комиссию, куда включить представителей краевого минприроды, МЧС, правления ККВ, для решения существующих проблем.

Подъесаул ККВ.

Краснодар — Туапсинский район — Краснодар.
Раздел : Кубанские казаки, Дата публикации : 2021-02-12 , Автор статьи : Сергей КАПРЕЛОВ

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008-2021 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.