Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Март 2020 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
303112345

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Кубань аграрная  (Архив : 2020-03-26) Сегодня : суббота, 28 марта 2020 года   
Встреча для вас

Вице-губернатор Андрей КОРОБКА: «Ответственность беру на себя»

«Вирус вирусом, а обед — по расписанию». Эту поговорку невольно пришлось вспомнить перед встречей с вице-губернатором Андреем Коробкой. В тот день, 19 марта, глава региона Вениамин Кондратьев проводил совещание в связи с COVID-19 и дал своим заместителям и руководителям краевых ведомств вполне конкретные поручения.

Что касается агропромышленного комплекса, пищевой и перерабатывающей промышленности, которые как раз и курирует Андрей Николаевич, то задача стоит ясная и понятная: обеспечить бесперебойные поставки в торговые сети крупы, хлебобулочных, мясных и молочных изделий, других видов продовольствия. Исходя из этого наш корреспондент и сформулировал первый вопрос вице-губернатору.

Опыт — дело наживное

— Прошу меня правильно понять, но мне кажется, что коронавирус, несмотря на его смертельную опасность, может сыграть на руку сельхозпроизводителям. Тот же сахар, к примеру, которым затоварилась вся Кубань, берут мешками. Большой спрос на муку, а значит и на пшеницу. Влет уходят яблоки, картофель и лук, тепличные овощи. Востребованы сыры и колбасы. Паника на Западе, остановка там пищевых производств из-за инфекции может, не исключено, привести к тому, что нас со временем Европа попросит помочь с продуктами первой необходимости, сняв, естественно, санкции…

— Насчет снятия санкций сомневаюсь, но уже сейчас прослеживается тенденция в сбое поставок ряда товаров из-за рубежа, и мы их замещаем отечественными. Губернатор дал четкую установку: вдвое увеличить выпуск продуктов, пользующихся спросом.

— Задачу по наращиванию производства продукции вам с коллегами приходится решать буквально ежедневно. Стараетесь, знаю, нацелить руководителей сельхозпредприятий и крупных фермеров на то, чтобы они изучали опыт лучших, кем Кубань славится издавна. Полагаю, что недавняя ваша поездка в новокубанский «Хуторок» вместе с губернатором как раз и была связана с новыми идеями и делами его генерального директора Булдыжова. Чем на этот раз он удивил?

— Сдана в эксплуатацию новая ферма. В двух корпусах размещено 800 коров. Все процессы автоматизированы и механизированы с учетом самых продвинутых технологий. Федор Иванович построил МТФ хозспособом, при этом одно ското-место обошлось ему в 150 тысяч рублей, что в пять-семь раз дешевле услуг, оказываемых сторонними проектировщиками и подрядчиками.

Задача стоит такая: получать на буренку 10 тонн молока. И зная, насколько Булдыжов ответственный человек, можно не сомневаться в успехе.

Я посетил по меньшей мере пять десятков ферм и комплексов. Но, поверьте, был поражен чистотой в корпусах «Хуторка». Коровы ухоженные, сытые, аж лоснятся! Сейчас в сутки от них получают по 28,5 литра молока.

Зарплата на предприятии достойная. Знаете, сколько в среднем платят работникам в «Хуторке»?

— Думаю, под сорок пять тысяч будет…

— А пятьдесят четыре не хотите?!

— Значит, у доярок однозначно за шестьдесят... Что ж, на такие деньги в селе жить можно.

— Вот именно. Поэтому глава краевой администрации дал мне и министру сельского хозяйства Федору Ивановичу Дереке поручение растиражировать опыт «Хуторка», сделать его базовым по молочному животноводству. Булдыжов намерен возвести еще один корпус.

«Будем идти вперед по всем направлениям»

— И вот здесь мы плавно переходим к будущему отрасли. Надо ли так понимать, что реконструкция и модернизация существующих, строительство новых компактных МТФ станет ключевым направлением в АПК? Или есть другие мысли? За счет чего край, согласно «Стратегии-2030», сможет за десять лет нарастить производство молока с 1,5 миллиона тонн до 2,1 миллиона?

— Идти вперед будем по трем направлениям: возведение мегакомплексов, реконструкция действующих МТФ и строительство новых семейных животноводческих ферм. Все зависит от собственника земли, от его финансовых возможностей.

Нам для повышения плодородия пашни, а значит — урожайности культур нужна органика. Много органики. Согласно поправкам в краевой закон владельцы земли будут обязаны вносить ее в объеме девяти тонн на гектар за пять лет. И для наращивания поголовья будем использовать все рычаги, тем более что чувствуем в этом огромную поддержку губернатора.

— Буквально на днях он заявил, что к 8,5 миллиарда рублей субсидий, запланированных для АПК на 2020-й, до конца года краевой бюджет еще добавит средства. Здорово!

— Мы намерены минимум 300 миллионов из этих дополнительных средств пустить на животноводство. Прежде всего поощрим тех, кто наращивает поголовье. Добавил корову в стадо — получи 50 тысяч рублей.

— Но племенных телок в крае днем с огнем не сыскать. Гонцы рыщут по десяткам регионов. Завозят нетелей из Кировской, Ленинградской, Московской, Тульской областей. Но и там уже все подобрали. Что дальше? Знаю: будем строить свой селекционно-генетический центр. Но отдачу от него получим не скоро. Может быть, есть резон платить субсидии не только за племенных, но и за товарных нетелей?

— Мы как раз для этого и заложили в программу те самые 50 тысяч. У твоего соседа коровы отличные, дают по девять тонн молока — купи нетель весом 450 килограммов, она тебе тысяч в 70 обойдется за минусом госпомощи. Но селекционно-генетический центр мы в любом случае создадим в крае, а к нему — как минимум три-четыре племрепродуктора добавим.

— Я на днях заспорил с одним специалистом по поводу СГЦ. Так вот он прямо заявил: ничего у вас не получится. Для этого центра нужны будут быки из топ-10. Кто их вам продаст? Даже не надейтесь. Тем более что каждый год племенных быков надо менять.

— С некоторыми фирмами, работающими на территории края, уже достигнута договоренность о закупке племенных быков в Америке. Пусть и не из топ-10, но очень хороших. Со временем же, после ввода в строй центра, лет через пять-шесть, нам удастся создать собственное племенное ядро. Так что, как видите, планы и прогнозы очень оптимистичные и вполне реальные.

— Помимо наращивания численности поголовья вы параллельно планируете повышать продуктивность. За прошлый год удалось выйти на результат в 8098 килограммов — второй показатель в России после Татарстана. Есть несколько хозяйств, получающих на корову по 12 и более тонн. В то же время 11,4 тысячи буренок дают менее шести тонн молока. Что с ними делать? Сплавить в КФХ и ЛПХ? Или под нож пустить?

— Ни в коем случае! Надо серьезнее заниматься прилитием крови голштино-фризов. Я когда пришел на должность вице-губернатора (апрель 2015-го. — Ф.Б.), сельхозпредприятия и фермеры в сутки производили 2300 тонн молока. Сравните с сегодняшней цифрой — 3269! При этом численность дойного стада не увеличилась. Так что мы уже хорошо поработали над качеством, и теперь нужна работа над увеличением поголовья.

Повернуться лицом к земле-матушке

— Поскольку животноводство не случайно считается локомотивом АПК, думаю, вы, Андрей Николаевич, не будете против того, что в нашей беседе мы именно ему отдаем предпочтение?

— Не возражаю. Тем более что, несмотря на зримые успехи, здесь много еще есть проблем.

— Одна из наиболее острых — слабое участие крестьянско-фермерских хозяйств, а если говорить открытым текстом — нежелание большинства из них отягощать себя не только молочным, но и мясным скотоводством. Пять лет вы призываете своих коллег, глав КФХ наращивать дойное стадо, но воз движется вперед крайне медленно. На сегодня у них числится лишь 18 тысяч буренок. Имея в собственности и аренде третью часть краевой пашни, фермеры производят лишь 9,8 процента молока от всех его объемов. Годами на слуху одни и те же фамилии: Юрий Ильченко, Федор Куропятник, Николай Хачатуров, Евгений Команов… Новых имен почти нет. Как все-таки заинтересовать вольных хлебопашцев в наращивании поголовья?

— Уверен, что на это они пойдут благодаря беспрецедентным мерам господдержки. Кроме того, животноводством необходимо будет заниматься и в связи с внесением поправок в краевой закон о плодородии, согласно которым владельцы земли будут обязаны вносить один раз в пять лет на каждый гектар пашни девять тонн навоза.

— Не многовато ли будет?

— Решение было принято вместе с нашими учеными, которые обосновали именно эту цифру. В то же время мы понимаем, что быстро решить вопрос не удастся. Даем послабление: не менее 25 процентов угодий засевать многолетними бобовыми травами или сидеральными культурами. Вынуждены пойти на такой шаг ради сохранения наших черноземов.

Дело в том, что за последнее время мы увеличили внесение минеральных удобрений на 30 процентов. Но этим самым только вредим почве: в туках азота всего одна треть, остальное — соли. И тут никакие пожнивные остатки не спасут.

Другое дело сидераты. У нас в достатке есть семена рапса, к примеру. Отличный мелиорант и предшественник. А затраты — мизерные: в 120 рублей обходится посевной материал на гектар. Уже в этом году в августе планируем существенно расширить его площади.

— Дальнейшее развитие животноводства немыслимо без решения кадровой проблемы. Вы не хуже меня знаете, насколько остро нуждаются фермы в осеменаторах, зоотехниках. А самая большая беда — пожалуй, всеобщая нехватка ветеринарных врачей. У меня даже идея возникла: а что если взять и проанализировать, куда деваются те, кто окончил ветфак Кубанского госагроуниверситета? По каждому выпускнику, допустим 2019 года, разобраться — где он, чем занимается?

— По моему поручению такой анализ делали за 2017 год. Точно помню: три четверти дипломированных специалистов не доехали до хозяйств. А из этих недоехавших 60 процентов осели в частных ветеринарных клиниках. В большом городе, естественно. В тепле сидят и комфорте. Зарплата пусть и небольшая, но можно подработку найти. Да и клиенты, принося на лечение жучек и мурок, нет-нет да и отблагодарят.

В хозяйстве же в основном тысяч тридцать ветврачи получают. И я с самого начала пребывания в новой для себя должности говорил руководителям: платите достойный заработок — или люди от вас уйдут.

— Прогресс в любом случае есть по зарплате. На днях говорил с директором калининской «Дружбы» Алексеем Петровичем Сидюковым. Так вот он платит осеменатору 90 тысяч рублей. И отдача от нее великолепная — получает 95 телят на сотню коров!

— Вот! Таких денег хватит, чтобы семью содержать.

— А если бы так сделать для ветеринаров, как для сельских врачей: после вуза пришел специалист на ферму — получи миллион рублей подъемных... Или на всех денег не хватит?

— Мы сейчас об этом думаем. А пока пошли на такой шаг: в 2020—2021 годах отремонтируем во всех населенных пунктах ветеринарные участки, где будут трудиться специалисты. Надо сделать так, чтобы ветврач был первым человеком на селе. Ведь от него зависит здоровье, самочувствие птицы, крупного рогатого скота, а значит — благополучие семей, особенно в глубинке, где личное подсобное хозяйство является основой для пропитания семьи.

Если надо, и Западу поможем

— Помимо животноводства и коронавируса о чем еще душа болит? Что тревожит?

— Больше всего переживаю за нехватку влаги в почве. Сложно предугадать, по какому сценарию станет ситуация развиваться и каких сюрпризов ожидать.

Облетали на вертолете на днях с губернатором поля по северу края. От Брюховецкой, ближе к плавневой зоне, посевы озимых рваные, сверху хорошо видно. В Щербиновском и Ейском районах влаги в полтора раза меньше обычного.

Степные реки полусухие. Уровень подпочвенных вод, судя по ним, очень низко залегает, корни не каждой культуры туда дотянутся. Поэтому заранее настраиваем хозяйства на необходимость оперативного проведения ярового сева пропашников, готовим к так называемому сухому поливу.

— Одна из наиболее ранних по срокам сева — сахарная свекла. Слышал я, что в связи с большими неликвидами сладкого продукта площади ее размещения упадут — чуть ли не до 140 тысяч гектаров.

— Нам удалось поправить ситуацию, выйти где-то на 175—180 тысяч. Полученных объемов сырья будет достаточно для работы всех 16 заводов.

— Среди культур, корни которых уходят на глубину до трех метров, — подсолнечник. Может, стоит рискнуть и увеличить его посевы? Тем более что представитель «Юга Руси», занимающегося переработкой маслосемян, как-то во всеуслышание заявил, что подсолнечник в посевах может занимать и 18, и 20 процентов, а на Западе, мол, и 25 сеют, и ничего страшного нет.

— Пусть эти сказки другим рассказывают. Для нас севооборот — дело святое, и мы не станем в угоду сиюминутным потребностям кроить его. Не более 13—14 процентов должен занимать подсолнечник в структуре посевов. Точка. Обсуждению не подлежит!

— А как же будем выполнять задачи, поставленные в национальном проекте «Развитие международной кооперации и экспорта»? Ведь растительное масло — очень выгодный и востребованный за рубежом продукт.

— К 2024 году мы должны экспортировать товаров на 3,8 миллиарда долларов. Где-то два миллиарда займет зерно. Еще шестьсот миллионов дает пищевка. Остальные выпадают на несырьевые ресурсы. Поэтому мы активно развиваем пищевую и перерабатывающую промышленность, это наш приоритет. В частности, это переработка зерна в муку, глубокая переработка зерна.

Кроме того, есть спрос на комбикорма. Неделю назад был в «Южной Короне» станицы Брюховецкой. Там полным ходом идет модернизация. К концу года мощности предприятия по производству комбикормов вырастут в 2,5 раза. Оно же подало заявку на экспорт своего товара. Пустим на полную мощность другие комбикормовые заводы в крае. Нарастим объемы и в крахмалопаточном производстве — мальтодекстрин за рубежом очень востребован.

— Одно время слышались хвалебные речи со стороны отдельных фермеров, что скоро-де мы Запад завалим экологически чистой продукцией. Пусть, мол, Госдума только закон примет. Документ появился, вступил в силу. Но что-то товара с эмблемой «органик» не прибавилось.

— Честно скажу: не все готовы пока действовать в рамках утвержденного закона. Не все так просто. Нам для начала надо разобраться и понять: что это такое — экологически чистая продукция? Каковы ее критерии? Кто контроль за ее производством осуществляет? Нужны как минимум стандарты.

Сельским территориям — достойное развитие

— Но ведь и в министерстве, и в управлениях сельского хозяйства на местах вроде бы давно начали подготовку к переходу на «органик». Что-то где-то не сработало на местах? Как в целом вы оцениваете работу своих подчиненных в муниципалитетах?

Я давно вынашиваю идею написать материал под условным названием «Слуга двух господ» — о начальниках райсельхозуправлений. Роль их, и вы, думаю, с этим согласитесь, сегодня крайне низка. Раньше это был второй человек в районе после первого секретаря райкома. А сейчас? Простой чиновник средней руки.

— На самом деле в разрезе тех задач, которые сегодня стоят перед АПК, роль муниципалитетов, в том числе кураторов сельского хозяйства на местах, существенно возрастает. Нам необходимо обеспечивать продовольственную безопасность, развивать экспорт. Кроме того, сейчас важно максимально включиться в госпрограмму комплексного развития сельских территорий. Вся эта работа — в зоне ответственности руководства муниципалитетов. Ведь в первую очередь кураторы АПК районов доказывают важность строительства тех или иных социальных и инфраструктурных объектов на селе, отвечают за благоустройство. Как видите, эти кадры — по сути драйверы всей сельской жизни, а значит, они должны быть крепкими управленцами. Могу с полной уверенностью сказать, что такие у нас есть.

— Мне кажется, что в формировании госпрограммы комплексного развития сельских территорий самое непосредственное участие должны принять фермерские ассоциации. Опыт, кстати, их деятельности неплохой есть в Тимашевском районе. Там в ряде станиц и хуторов сами главы КФХ установили порядок: каждый, исходя из наличия земли, должен внести в фонд развития сельского поселения энную сумму. К примеру 150 рублей за гектар. Приличные, между прочим, деньги набегают! И потом совет фермеров вместе с главой поселения решают, куда средства направить — на освещение улиц, строительство тротуаров и так далее. Хорошее дело?

— Хорошая практика, тем более что и в других местах подобное заведено. Но все же свою главную роль и ответственность в работе с фермерами я вижу в другом — дать им возможность развиваться, получать прибыль.

— Тем более что сегодня практически каждая отрасль может приносить доход.

— Совершенно верно. Вот у человека есть два пая — шесть гектаров. Трактор возле двора стоит с сеялкой, лет ему под сорок. Трудится на основной работе плюс фермерствует. Посеял пшеницу — собрал 30 тонн зерна. Выручил триста тысяч. Не те деньги, которые можно заработать. А мы ему предлагаем грант по программе «Малый сад» — три гектара саженцев можешь заложить. Десять процентов денег твои, остальные краевой бюджет дает (из расчета миллион рублей на гектар насаждений интенсивного типа. — Ф.Б.). Через три года урожай получишь. При надлежащем уходе яблони по 50 тонн плодов с гектара дадут. Продай даже по 30 рублей за килограмм, выручка в полтора миллиона обеспечена.

Чувствуете разницу?

— Разумеется… А потом он со своим «малым садом» может с такими же «ипэшниками» объединиться в кооператив и выйти на новую ступень…

— Да-да, кооперативу легче развернуться, можно малую технику прикупить для обработки сада... А там, глядишь, смогут выиграть еще один грант на строительство фруктохранилища на тысячу тонн. Обойдется оно примерно в 15 миллионов рублей, причем члены кооператива заплатят только 10 процентов его стоимости, остальное — субсидии.

— Слушаю вас — и честное слово, будь я помоложе, бросил бы все и занялся фермерством. Меня, кстати, колхозной работой не испугаешь: в свое время овощи выращивал, зерно подрабатывал, за скотиной ухаживал. Но годы уже не те…

— Нужно молодым дорогу дать. Тем более что в АПК приходят креативные специалисты.

— Все бы ничего, но, как в шутку заметил мой знакомый, один недостаток имеют. Грамотешки не хватает: в слове «подсолнечник» три ошибки делают. Ну чисто тебе императрица Екатерина Вторая, которая вместо «еще» писала «исчо». К тому же авторитетов не признают. Больно продвинутые, короче.

— Это дело поправимое. Мы тоже в молодости суперамбициозными были, жизнь все расставила на свои места.

— Да времени у нас нет на ожидание, когда жизнь научит. Не проще ли стукнуть кулаком по столу? Или ты будешь работать, как я требую, или…

— Это — не мой стиль. Моя задача — не держать подчиненного в страхе, а сделать его своим единомышленником. По моему глубокому убеждению, неталантливых людей нет. Но этот талант надо открыть. У каждого есть свои сильные и слабые стороны. И роль руководителя как раз в том и заключается, чтобы сильные стороны развить, а слабые изжить. И здесь во многом нам помогает сплав молодости и мудрости — именно такая атмосфера создана в минсельхозе.

И моя задача как куратора АПК — сохранить и укрепить эту атмосферу, за что я несу персональную ответственность.

Блиц-опрос

— Кто на вас оказал самое сильное влияние в жизни?

— Родители.

— Санкции: добро или зло?

— Шанс для развития.

— Слабая сторона вашего характера?

— Слишком доверчив.

— Не имей сто рублей, а имей…

— …сто идей и сто друзей.

— Самое яркое событие в жизни?

— Рождение сына и дочери.

— Любимое блюдо?

— Борщ и пельмени.

— Ваше хобби?

— Футбол и рыбалка.
Раздел : Кубань аграрная, Дата публикации : 2020-03-26 , Автор статьи : Федор БЕЗРУК

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.