Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Февраль 2020 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
252627282912
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728291

 
 
 






  Яндекс цитирования
      Рубрика : Над Кубанью  (Архив : 2020-02-20) Сегодня : четверг, 21 октября 2021 года   
С 25-летием нашей газеты!

В воскресенье, 23 февраля, в День защитника Отечества, исполнится ровно 25 лет со дня выхода в свет газеты «Над Кубанью». За это время издано 1288 номеров. Четверть века — солидный срок. И знаковое время, чтобы подвести определенные итоги, оценить сделанное и заглянуть в будущее.

С самого рождения соучредителями газеты «Над Кубанью» стали газетно-радио-информационный комплекс «Вольная Кубань», краевой совет ветеранов и краевая организация ВОИ. Позже в состав соучредителей вошла Краснодарская городская организация ветеранов. Первыми редакторами газеты были уважаемые журналисты Борис Шабалтин и Александр Алышев.

Много лет газета «Над Кубанью» выходила как самостоятельное издание. Но вот уже продолжительное время она — неотъемлемая часть «Вольной Кубани». Это было совместное решение соучредителей. И вызвано, увы, было ростом затрат на подписку, доставку и печать издания. Но есть и большой плюс: перейдя под крыло «Вольной Кубани», газета «Над Кубанью» обрела более широкую читательскую аудиторию (тираж «ВК» в пять раз больше), заметно расширилась тематическая палитра издания, так как читатели «Над Кубанью» имеют возможность знакомиться с материалами наиболее популярных рубрик «Вольной Кубани».

Стоит подчеркнуть, что все материально-технические затраты по выпуску газеты «Над Кубанью» несет ООО «Вольная Кубань», включая подготовку номеров к печати, оплату бумаги, полиграфических услуг. В то же время редакция тесно, продуктивно, последовательно сотрудничает с ветеранскими организациями края, освещает также и деятельность краевой организации ВОИ.

Газета «Над Кубанью» завоевала авторитет у широкого круга читателей. И мы уверенно смотрим в завтра, надеемся на более тесное сотрудничество соучредителей. И в первую очередь — в организации подписки. А редакция, как и прежде, будет верна избранной тематике — поддержке ветеранов и инвалидов, патриотическому воспитанию подрастающих поколений, отстаиванию исторической правды, что особенно важно в год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне.

С 25-летним юбилеем уникальной для России газеты мы поздравляем наших подписчиков и читателей!

РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ «НАД КУБАНЬЮ».

С Днем защитника Отечества

Уважаемые земляки! Дорогие ветераны!

От всего сердца поздравляем вас с праздником — Днем защитника Отечества! В этот день мы отдаем дань уважения тем, кто в годы Великой Отечественной войны стал защитником нашей Родины. Наши ветераны всегда были и будут для нас образцом мужества, стойкости и воинской доблести, примером служения своей стране! Перед ними мы склоняем головы, учимся любить Родину. В памяти сегодняшних и будущих поколений навсегда сохранятся подвиги воинов-защитников, их безграничная преданность и любовь к родной земле, мужество и героизм.

В этот день мы чествуем военнослужащих Вооруженных Сил России и сотрудников министерств и ведомств, созданных в соответствии с законодательством РФ, которые служат делу укрепления обороноспособности и повышению безопасности нашего государства. Сегодня быть военным снова стало престижно, и все больше молодых кубанцев выбирают военные вузы и службу в армии.

Мы на Кубани хорошо помним, что такое война, готовимся с честью отметить 75-ю годовщину Великой Победы и очень ценим мир. Но всегда готовы встать на защиту нашей Родины!

Пусть и в мирное время высокое звание «защитник Отечества» с гордостью и любовью к Родине отзывается в сердце каждого.

С праздником!

С уважением от имени краевого совета ветеранов председатель Герой Российской Федерации

Е.Д. ШЕНДРИК.

Уважаемые кубанцы, коллеги!Поздравляю вас с Днем защитника Отечества!

В этот поистине мужской день хочется пожелать много энергии и сил для достижения своих целей, мудрости и терпения — как в работе, так и в личной жизни.

Желаю всегда оставаться сильными, мудрыми, уверенными, смелыми, непобедимыми защитниками своих семей, идей, стремлений и жизненных принципов. Здоровья вам крепкого, больших возможностей на жизненном пути, неиссякаемых сил и достойных побед.

Л.Г. ПОЛИЕВЕЦ.

Председатель краевой организации ВОИ.

Лето 1942-го

Ежегодно в конце июля посещаю кладбище поселка Широчанка, где похоронены мои родственники, и обязательно подхожу к братской могиле 30 воинов, погибших в бою с фашистскими захватчиками. И невольно память уносит меня в прошлое — в лето 1942 года, о котором забывать мы не имеем права.

Ейчане еще в мае ощутили приближающуюся войну, немецкие самолеты бомбили авиагородок, порт и железнодорожные объекты. Авиацию фашистов встречали залпами зенитных батарей, установленных в нескольких местах на окраине города. Палили много, в небе масса белых облаков разрывов, но не попадали, фашисты улетели безнаказанно.

На поле-выгоне между Широчанкой и районом садов (сейчас здесь очистные, автозаправки и другие объекты) наши воины рыли окопы, зигзагообразные траншеи. А в трех разных местах этого поля вырыли круглые ямы, в них опустили бетонные колпаки, привезенные на машинах ЗИС-5, и выполнили работы по оборудованию дотов — это серьезные огневые точки для отпора врагу. Мы, ребята восьми —десяти лет, на этом выгоне пасли коров и становились свидетелями тяжелой работы наших воинов. Потом нам запретили пастьбу, и выпас коров мы проводили в Треугольном лесу (сейчас там старые дачи) и в широкой лесополосе, идущей аж до Симоновки.

В начале этой лесополосы солдаты выкорчевали несколько деревьев и вырыли большую яму со съездом для машины, в нее потом заехал ЗИС с прожекторной установкой. После эта яма стала могилой для 214 детей, отравленных газом фашистами в душегубке.

В июле в городе гремят взрывы. Взорваны ДКААФ (Дом Красной Армии, авиации и флота), красивейший архитектурный объект, железнодорожный вокзал, госпиталь и другие здания — шлейфы дыма ползут над городом, горят запасы зерна на складах порта.

Все происходящее наводило на всех страх, приближалась общая беда. Наши воины оборудовали огневые точки и готовились к бою. И вот уже утром 7 августа у села Александровка (район здания железнодорожного вокзала) они вступили в бой с превосходящими силами противника. Бились стойко и погибли. 12 погибших бойцов жители Александровки захоронили в школьном парке, и это захоронение поддерживается сегодня в надлежащем порядке.

Основной бой развязался за Широчанкой и закончился уже в темноте 8 августа. Нашим морякам 144-го отдельного батальона и бойцам истребительного батальона НКВД, сформированного из ейчан, пришлось сражаться с превосходящими силами противника, а это румынская кавалерийская дивизия и фашистский полк СС. В этом бою хорошую помощь оказали артудары с катеров Азовской флотилии, и главная задача была выполнена: фашисты не могли прорваться к Ейску, и эвакуация морем штаба Азовской флотилии и всей группировки катеров была произведена. В наступившей темноте нам было видно зарево у Широчанки (потом мы узнали, что это горели ветряная мельница и две хаты на окраине села).

Моя мама, я, сестра и соседка тетя Клава с тремя детьми отсиделись в надежном подвале нашего двора. Стрельба, разрывы мин и снарядов глухо доносились в подвал, но было страшно. Наступившая темнота вечера 8 августа и прекратившаяся стрельба наводили на нас ужас: а что же завтра? Потом мы узнали, что по приказу наши воины отступили в поселок Ясенская Переправа и дальше в Приморско-Ахтарск.

Утром 9 августа никакой стрельбы не было слышно, и вот уже стала доноситься немецкая речь — это фашисты сплошной цепью шли и прочесывали сады и виноградники окраины. К нам во двор ввалилась группа захватчиков. Вытащили из колодца ведро воды и кружку с водой подали маме. Она выпила. Фашисты пили, переговаривались, а после покинули двор, уходя в сторону города. А по шоссе двигались большие грузовики, танкетки (бронетранспортеры) тащили пушки — мы все это наблюдали из своего двора. Вот так с 9 августа 1942 года по 3 февраля 1943-го нам пришлось жить под фашистами. Отступая, наши сделали подарок захватчикам — железную дорогу оставили целехонькой. Зерно, скот и прочее имущество враг вывозил без осложнений. Во время оккупации дважды у нас в доме мародеры забирали яйца, молоко, масло, ловили кур, пытались забрать велосипед, но на нем были негодные шины. Показательной казни в городе фашисты не проводили, но у окопов, на поле боя расстреливали коммунистов, комсомольцев, евреев, жен командиров, и, как правило, вечерами мы, жители окраины, слышали автоматные очереди, которые обрывали жизнь ейчан.

9—10 августа жители Широчанки вырыли братскую могилу на Широчанском кладбище, на телеге свезли 30 тел погибших наших воинов и произвели их захоронение. После войны руководство колхоза «Победа» обустроило это захоронение, и сейчас оно содержится в порядке.

Фашисты 14 своих погибших захоронили на поле — там, где сейчас находятся очистные сооружения и газовая заправка. И жители окраины села стали свидетелями того, как их священник отпевал погибших. 14 крестов с касками на них обозначали место их погребения.

Шесть месяцев жители Ейска прожили в страхе, и вот 2—3 февраля 1943 года немцы со всей своей техникой в лютый мороз по льду Таганрогского залива спешно убегали, но при этом не забыли взорвать железнодорожные мосты аж до станции Староминская — знали, гады, как нам навредить.

А пятого февраля, где-то после полудня, я вышел со двора и не поверил своим глазам: на углу у дома номер 24 (сейчас это улица Коммунистическая) стоит наша полуторка ГАЗ-АА, над капотом пар (перегрелся двигатель), бегают наши воины. Здесь же, у дома, колодец, из которого бойцы достали воды и долили в радиатор. Исторический колодец действует и по сей день. Спотыкаясь в снегу, я побежал, но напрасно: машина уехала в сторону центра. Встретившие меня мальчишки из этого дома Володя Хадыкин и Володя Ярцев кричали: «Наши, наши вернулись!». Никто из нас и не знал, что в этой разведгруппе бойцов был ейчанин подполковник Федор Федорович Кутьин. Но не прошло и двух дней, как благодаря «сарафанному радио» жители окраины уже знали, что полуторка остановилась еще у родной хаты Кутьина (это место, где сейчас недействующий молокозавод, а ранее были сады и виноградники). Федор Федорович с радостью обнимал родную маму Агафью и сестру Марию. Рядом, из хаты родного дяди, выбежали его двоюродные сестры Анна и Мария. С причитаниями к ним прибавилась соседка баба Василиса, известная ейская знахарка. В этой короткой встрече было много радости и слез (есть еще живые свидетели незабываемой встречи). Потом полуторка уехала в центр, где состоялся митинг, и к ейчанам возвратилась советская власть… Жители начнут не жалея сил налаживать нелегкую мирную жизнь…

Весной 1943 года, когда земля оттаяла, из окопов и траншей откапывали расстрелянных ейчан: «Согласно акту от 15 апреля 1943 года комиссией произведен осмотр тел, извлеченных из траншей и окопов, в юго-восточной части поля у хутора Широчанка (архивные документы): мужских тел — 20, женских — 12 тел, детей — 10 тел. Опознано пофамильно — 12 тел». Потом их с почестями захоронят в братской могиле парка Горького.

Из ямы в лесополосе извлекли только 48 тел детей, убитых в душегубке (состояние остальных тел не позволяло подвергнуть их перезахоронению). И захоронили эти тела в сквере Пушкина, предварительно освободив территорию от девяти могил захороненных там немцев.

Много десятилетий прошло, нелегко вспоминать те события. Я так и живу на окраине города, и меня очень волнует то, что поле боя, окропленное кровью защитников и расстрелянных ейчан, мы до сих пор не обозначили. Последние годы неоднократно обращался в совет ветеранов, в «Боевое братство», чтобы как-то решить вопрос об открытии памятного знака у поля боя, но все безрезультатно. Предлагал официально, через газету, обратиться к ейчанам и просить их на соответствующий счет внести деньги — кто сколько может. Не делаем… Обидно.

Наши защитники — они герои, и их подвиги мы должны помнить, это наша святая обязанность. Мои неоднократные, настойчивые обращения к руководству оказались не напрасными — установили баннер, в тексте которого отражена информация о бое у села Широчанка, но почему-то установили его не там… В дальнейшем, надеюсь, что мы общими усилиями — администрации и ейчан — решим вопрос по установке памятника.

Я на своем 87-м году жизни вспоминаю, переживаю и молю Бога, чтобы никогда россиянам не пришлось испытать то, что было в те страшные годы Великой войны.

С уважением

Владимир Акимович РУДЕНЧЕНКО.

Дети блокадного Ленинграда

Я выросла на Кубани. Наша семья чаще жила по станицам, куда направляли папу работать. Детство мое совпало с военными годами нашей страны. Это было очень тяжелое время для всего народа, но детская память сохранила все картины войны: эвакуация, самолеты с крестами, бомбежки, развалины домов, руины, стены обгоревших школ, театров, голод, бедность.

Мне пришлось жить и общаться с детьми из Ленинграда: моя мама — Анна Федоровна Жигальцева работала воспитателем в детских домах станиц Надежной и Ковалевской. Очень часто мама приглашала домой девочек из детского дома. Это были дети из блокадного Ленинграда. Во время войны у нас умерла сестренка, и мама, видно, очень переживала об этом, поэтому всячески свою нерастраченную любовь и нежность старалась отдать деткам-сироткам. Естественно, мы делились с ними всем, что у нас было. Мы вместе читали книги, готовили уроки, играли во что могли: в садовника, в красочки, в города, в шашки. Других игр и игрушек у нас просто не было. Бегать и прыгать долго мы не могли от истощения, почему-то задыхались. Бабушка поила нас какими-то травами, может, потому и выжили. Вместе мы ходили в одну и ту же школу. Отдельной школы для детей из детского дома не было.

И вот самое страшное приходилось наблюдать, когда дети, привыкшие жить в семье, а порой в очень хорошей, обеспеченной семье, не могли привыкнуть к строгому режиму, к окружающей обстановке, к дерзким прозвищам и дразнилкам от сверстников — убегали, прятались, не хотели жить, хотели отравиться, повеситься, наесться семян белены, забыться или убиться. Их постоянно искали, находили, лечили, успокаивали и выхаживали. Часто находили их в уединении с животными: кого-то возле лошади, кого-то возле клетки с кроликами, возле собачьей будки, в обнимку с котенком.

Когда складывались такие непредсказуемые ситуации, моя мама пропадала из дома не на один день, а бывало, и на целую неделю. Она сутками сидела над этими детками и приводила их в чувство уговорами, ласковыми словами, рассказывала им сказки и рассказы. Она умела заставить помечтать о чем-то хорошем, прекрасном, увлекающем.

После войны у нас осталось всего три толстых книги: «Педагогическая поэма», «Петр I» и «Избранное» педагога Ушинского. И вот мама моя ночами вычитывала и выписывала какие-то интересные моменты, чтобы увлечь чем-то своих воспитанников, а были у нее дети самых разных родителей. Труднее всего почему-то приходилось детям из семей военных. Ох, как плакали и кричали они по ночам! Как же они причитали: «Папа найдет меня! Найдет! Если не найдет — я найду!». И убегали... А вокруг степь, лес... Такое я видела своими глазами.

В последующие годы мама поддерживала связь со своими воспитанниками. Они стали хорошими специалистами, отличными, заботливыми родителями и просто достойными людьми, а я горжусь своей мамой. Она многим подарила частичку своего сердца. Я рада, что ее любили и ценили.

Существует многотомная история Великой Отечественной войны, а вот судьбы детей войны еще не полностью освещены, тем более тех, кого пришлось выхаживать, как самый тонкий стебелек рассады.

Честь и хвала тем, кто их растил!

В.К. ГУТОРОВА.

Помощник председателя совета ветеранов Западного округа.

Краснодар.
Раздел : Над Кубанью, Дата публикации : 2020-02-20 , Автор статьи :

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008-2021 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.