Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Ноябрь 2018 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2829301234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Над Кубанью  (Архив : 2018-11-08) Сегодня : воскресенье, 18 ноября 2018 года   
Приютили детей из блокадного Ленинграда

Село Ванновское Тбилисского района. В годы Великой Отечественной войны этот населенный пункт стал второй родиной для детей блокадного Ленинграда. Об этом факте из истории нашей малой родины я попросила рассказать начальника архивного отдела администрации района Ирину Васильевну ШУВАЕВУ.

— Как свидетельствуют архивные документы, эвакуированное население и предприятия, в основном с территории Украины, Краснодарский край (и Тбилисский район в том числе) стал принимать и размещать с первых месяцев войны. Партийные комитеты, исполкомы, собесы, военкоматы, хозяйства нашего региона должны были безотлагательно решать проблемы жилья, быта, трудоустройства десятков тысяч людей, обездоленных войной.

А весной 1942 года на Кубань пошли эшелоны с жителями блокадного Ленинграда, которых ранее вывезли из города по Дороге жизни через Ладожское озеро. Только в апреле в крае было размещено более 36 тысяч эвакуированных ленинградцев, в том числе свыше 10 тысяч детей.

В наш район попал в полном составе ленинградский детский дом № 76. Точная дата его прибытия, к сожалению, неизвестна.

Мы только знаем, что приказ № 1 по ленинградскому детскому дому датирован 5 мая 1943 года и подписан директором Орловой. Заведующей учебной частью в то время была Г.Ф. Иванова, медсестрой — К.Л. Уманская, бухгалтером — А.В. Егоров. Район в тот год уже был очищен от фашистов.

Ленинградский детский дом больше известен в районе как детский дом № 1. Другой детский дом — № 2 открыли для беспризорных и безнадзорных ребятишек в возрасте от 3 до 14 лет на базе Ванновского педучилища в октябре того же года.

Работа детских домов находилась под пристальным вниманием органов местной власти. В архиве есть документ райисполкома, датированный 26 октября 1943 года, в котором отмечается, что помещение, где размещен ленинградский детский дом, не полностью подготовлено к зиме. Ремонт не закончен, топлива недостает, дети не обеспечены обувью, верхней одеждой, овощами.

Власть также была обеспокоена тем, что в детдоме отсутствовали столовая, изолятор, прачечная и баня.

В связи с этим Тбилисский райисполком поручил председателю Ванновского сельского Совета передать детдому здание, занимаемое малярийной станцией, райместпрому — обеспечить детей-сирот кожевенными товарами, а руководителям колхозов Ванновского, Северинского, Северо-Кубанского, Геймановского и Армянского сельских Советов в течение двух дней выполнить свои обязательства по поставкам овощей.

После окончания Великой Отечественной войны дети, у которых нашлись родственники, вернулись домой, в родной город.

Последнее упоминание о детском доме № 1 относится к 1946 году. В тот год в ноябре директором Сулимой был подписан приказ о том, что 57 воспитанников переедут в детский дом станицы Казанской. А оттуда большая группа ребят перебралась в детский дом № 1 села Ванновского. Зачем был сделан этот обмен, сейчас уже никто не может сказать. В архивных документах, которые хранятся у нас и свидетельствуют о том, что действительно в селе Ванновском размещался Ленинградский детский дом, ничего об этом не сказано.

И.ДЖИЗМАЛИДИ.

Руководитель пресс-группы районного совета ветеранов.

ст. Тбилисская.

Встречи

Отличной службы, ребята!

В рамках Международной православной выставки в гостинице «Жемчужина» прошла патриотическая встреча ветеранов Великой Отечественной войны, ветеранов Российской Армии, общественных организаций «Союз офицеров России», «Совет родителей военнослужащих России», «Боевое братство», казачества, молодежной организации «Молодая гвардия», белорусской общины «Белая Русь», духовенства с военнослужащими срочной службы зенитно-ракетного полка железнодорожного батальона 2-го дивизиона ПВО, посвященная 75-летию освобождения Кубани от немецко-фашистских захватчиков и 100-летию со дня рождения комсомола.

Открыл встречу протоиерей Андрей Корнеев — настоятель храма Иоанна Златоуста. Он благословил наших молодых защитников Отечества на отличную и верную службу России.

Перед собравшимися выступили ветеран Великой Отечественной войны Николай Степанович Пахноцкий, от «Союза офицеров России» — Анатолий Павлович Ремизов, от «Великого братства казаков Руси и зарубежья» — Талгат Минигалиевич Мусакаев, от белорусской общины — ее председатель Владимир Иванович Остапук.

Поэты города Сочи Алла Кобаидзе, Надежда Тхорик, Василий Ситников, Людмила Зотова, Николай Доценко, Маргарита Заргарянц читали авторские стихи о Родине, о комсомольской юности. Сколько было добрых воспоминаний!

Отличной службы вам, сыновья России! Мы, старшее поколение, верим в вас, надеемся на вас.

Надежда ДМИТРИЕВА.

Сочи.

ГКУ КК «Центр занятости населения города Краснодара»

Вниманию граждан с ограниченными возможностями по состоянию здоровья!

В рамках реализации краевой программы «Содействие занятости населения» предусмотрены мероприятия по содействию трудоустройству незанятых инвалидов на оборудованные (оснащенные) для них рабочие места в соответствии с ИПР (постановление главы администрации (губернатора) Краснодарского края от 07.10.2013 г. № 1144).

За информацией обращаться: г. Краснодар, ул. Орджоникидзе, 75. Телефоны: 262-33-79; 268-42-34; 268-48-06; 232-77-23.

Помощь пострадавшим от стихии

В результате наводнения в Краснодарском крае пострадали 73 члена ВОИ. Краевая организация ВОИ оказала помощь подтопленцам.

В Апшеронский и Туапсинский районы было доставлено постельное белье, теплые одеяла, подушки, одежда из Краснодара. В сборе гуманитарной помощи приняли участие ООО «Краснодарская ткацкая фабрика» и ООО «Краснодарская фабрика картонажных изделий», а также аппарат Краснодарской краевой организации ВОИ.

55 лет Второму Краснодарскому процессу

Не бывает пощады предателям Родины

Второй Краснодарский процесс — такое название закрепилось за процессом над изменниками Родины, фашистскими карателями, проходившим в Краснодаре в октябре 1963 года. Однако, прежде чем рассказать о нем, надо вспомнить о событиях, имевших место в Краснодаре три четверти века назад.

Первый в истории

В июле 1943 года, когда оставалось всего несколько дней до начала битвы на Курской дуге и еще очень много людей, особенно за рубежами СССР, сомневалось в исходе Второй мировой войны, внимание центральных советских и зарубежных СМИ привлекло событие в небольшом по меркам того времени городе на юге России, недавно освобожденном от немецко-фашистских оккупантов, — Краснодаре. В нем состоялся первый в истории СССР, да и всемирной истории, публичный открытый судебный процесс над фашистскими преступниками. Перед военным трибуналом предстали «лица, служившие в зондеркоманде СС 10а. К этому времени в СССР, в том числе и на Кубани, состоялись судебные процессы — заседания различных дивизионных, армейских — военных трибуналов, рассматривавших уголовные дела по обвинению фашистских палачей, и приговоры уже были приведены в исполнение. Часть приговоров о высшей мере наказания — смертной казни через повешение — привели в исполнение публично. Однако заседания тех военных трибуналов проводились в закрытом режиме.

Судебный процесс в Краснодаре проходил с соблюдением всех норм уголовно-процессуального законодательства, с участием адвокатов и в присутствии значительного числа краснодарцев, имевших возможность посещать заседания военного трибунала. Краснодарский процесс освещали известные советские журналисты, в его работе участвовал великий русский и советский писатель Алексей Толстой. Информацию о судебном процессе 1943 года в Краснодаре опубликовали зарубежные СМИ стран антигитлеровской коалиции.

Через 20 лет

Материалы Краснодарского процесса активно использовались в ходе суда над главными фашистскими военными преступниками из числа высшего руководства Германии в Нюрнберге. И вот через 20 лет после того первого Краснодарского процесса в октябре 1963 года начался судебный процесс, привлекший внимание всей страны и получивший наименование «Второй Краснодарский процесс», хотя это неточно: вторым был процесс 1947 года. Затем в Краснодаре судили изменников Родины, сотрудничавших с гитлеровцами, в 1958, 1959, 1962 годах. Были процессы и после 1963 года, в 1964, 1965, 1967-м, но тогда рассматривались преступления отдельных карателей или небольших групп. В 1963 году на скамье подсудимых находились девять карателей.

По своей значимости, количеству подсудимых, воздействию на общественное мнение, его последствиям Краснодарский процесс 1963 года сравнивают с процессом 1943 года. И среди историков, людей занимающихся изучением процессов над фашистскими преступниками, его часто называют Вторым Краснодарским процессом.

Процесс проходил с 10 по 25 октября в Краснодарском гарнизонном доме офицеров. Судебному процессу предшествовала огромная работа сотрудников управления Комитета государственной безопасности по Краснодарскому краю, которые через 15—20 лет после злодеяний карателей прошли по местам их преступлений: Краснодар, Ростов-на-Дону, Таганрог, Новороссийск, Ейск, Анапа, Анапский и Кореновский районы Краснодарского края, Ставрополье, Крым, Белоруссия, Люблинское воеводство Польши…

Они провели сложнейшую оперативно-розыскную и следственную работу и убедительно доказали материалами еще на стадии предварительно следствия вину каждого карателя, привлеченного к суду, а в некоторых случаях установили фамилии, имена и отчества советских патриотов, привели обстоятельства их гибели и личное участие подсудимых в их умерщвлении как на публичных, так и на тайных казнях этих патриотов.

Огромную работу выполнили краснодарские чекисты: А.А. Маракушев, Н.Е. Падкин, В.Е. Молчанов, П.Ф. Захаров, М.В. Беляев, Н.А. Павлюков, В.М. Бородин, В.М. Пихтерев, М.Д. Метелкин, Е.А. Перекрестов.

Где задержали преступников

Некоторых преступников задержали даже недалеко от мест их злодеяний. Например, Жирухин, совершивший тягчайшие преступления в Новороссийске, участвовавший в умерщвлении мирных жителей города еврейской национальности и прошедший кровавый путь с зондеркомандой СС 10а от Новороссийска до Германии, сумел, находясь в американской зоне оккупации Германии, похитить из канцелярии лагеря для военнопленных бланки документов, которые сделали его непричастным к службе врагу. Через некоторое время вернулся в СССР, в первые послевоенные годы поездил по стране, а затем, уверовав, что нет свидетелей, которые смогут подтвердить его зверства, переехал на Кубань. По поддельному аттестату о среднем образовании поступил в Краснодарский педагогический институт, окончил его и стал преподавать немецкий язык в одной из средних школ Новороссийска. Буглак проживал в Павловском районе Краснодарского края и работал молотобойцем в одном из колхозов. Скрипкина разыскали в Таганроге, Сухова — в Ростовской области, Сургуладзе — в Грузии, Вейха — в одном из леспромхозов Кемеровской области, Дзамлаева — в Северной Осетии, Псарева — в Киргизской ССР.

Сотрудники управления Комитета государственной безопасности по Краснодарскому краю на высочайшем профессиональном уровне выполнили огромный объем работы, вылившийся в 34 тома уголовного дела, насчитывавшего более 10 тысяч листов. Текст обвинительного заключения зачитывался несколько часов.

Председательствовал на процессе полковник юстиции В.И. Малыхин, заместитель председателя военного трибунала Северо-Кавказского военного округа, заседатели (члены трибунала) — полковник И.Х. Киселев и инженер-подполковник В.В. Мосолков. Уголовное дело рассматривалось военным трибуналом, так как подсудимые во время Великой Отечественной войны, будучи военнослужащими Рабоче-Крестьянской Красной Армии, совершили тяжкие воинские преступления: нарушили воинскую присягу, перешли на сторону врага и с оружием в руках в составе немецкой зондеркоманды СС 10а (в 1943 году переименована в Кавказскую роту) участвовали в карательных акциях против партизан, в казнях и издевательствах над патриотами, убийствах мирных граждан.

Государственное обвинение на процессе возглавлял военный прокурор Северо-Кавказского военного округа генерал-майор юстиции Н.П. Афанасьев, помогал ему подполковник юстиции М.Ф. Бугримов. Общественными обвинителями выступали декан экономического факультета Краснодарского сельскохозяйственного института В.С. Клочко, в годы Великой Отечественной войны первый секретарь Краснодарского крайкома ВЛКСМ, а во время немецко-фашистской оккупации Кубани — помощник руководителя Краснодарского (Южного) штаба партизанского движения по комсомолу (от рук карателей зондеркоманды СС 10а приняли смерть молодые патриоты, которых лично знал В.С. Клочко), и слесарь инструментального цеха № 15 Краснодарского завода измерительных приборов Д.Г. Голубенко. Подсудимых защищали адвокаты.

По локоть в крови

В соответствии с генеральным планом «Ост» — планом покорения и уничтожения народов Советского Союза и Восточной Европы, разработанным рейхсфюрером СС Гиммлером, за германскими войсками шли оперативные отряды гестапо и СД — айнзатцгруппы. На территории СССР работали четыре такие группы. На Украине, в Крыму, на Северном Кавказе действовала айнзатцгруппа «Д» численностью около 600 человек, состоявшая из четырех зондеркоманд, в том числе и зондеркоманды СС 10а (офицеры — немцы, рядовой и младший начальствующий состав — из числа изменников Родины, согласившихся служить врагу с оружием в руках).

По неполным данным, айнзатцгруппа «Д» уничтожила около 200 тысяч советских и польских граждан. В Краснодаре — около 7, Ростове-на-Дону — 10, Симферополе — 12, Мариуполе — 7, Таганроге — 7 тысяч человек. А еще они зверствовали в Новороссийске, Ейске, Анапском, Верхнебаканском, Кореновском и ряде других районов Кубани, в населенных пунктах Российской Федерации и Белорусской ССР, на территории Польши.

Краснодарский процесс 1963 года активно освещали СМИ нашей страны, в том числе газеты «Правда» и «Комсомольская правда», центральные радио и телевидение, краевые «Советская Кубань» и «Комсомолец Кубани», краевое телевидение, а вот за рубежом — в Западной Германии и странах Запада, входивших в антигитлеровскую коалицию, постарались сделать все, чтобы о Краснодарском процессе 1963 года над фашистскими карателями население этих государств узнало как можно меньше. Бывшие союзники по антигитлеровской коалиции: США, Великобритания, Франция — вели холодную войну против Советского Союза и использовали в этих целях и профашистские силы, покрывали военных преступников, совершивших преступления против граждан СССР. В Федеративной Республике Германия спокойно проживали фашистские преступники периода Второй мировой войны.

Наряду с карателями из зондеркоманды СС 10а на скамье подсудимых в 1963 году были и те, кто служил в зондеркомандах СД-115 и СД-12.

В зондеркомандах поддерживался педантичный германский порядок, в том числе и в документации. В солдатских книжках карателей строго фиксировались участие каждого из них в боевых столкновениях с партизанами, карательных акциях, убийствах мирных жителей.

В зависимости от личного вклада карателя в «деятельность» зондеркоманд предусматривалось их поощрение. За участие в 25 карательных акциях выдавалась бронзовая, в 50 — серебряная, в 75 — золотая медаль. Все, кто служил в зондеркомандах, были преступниками, но представшие на суде в октябре 1963 года были особо злостными убийцами и душегубами.

Валерьян Сургуладзе окончил гитлеровскую школу агентов-диверсантов. За особую жестокость и преданность гитлеровцам его назначили командиром взвода, и он получил четыре награды, в том числе серебряную медаль. Е.Буглака тоже назначили командиром взвода и выдали две медали за участие в карательных акциях. Валентин Скрипкин медаль от фашистов получил за расправу над одним из руководителей Николаевского областного подпольного центра М.А. Камковым. Андрей Сухов уничтожил в душегубке более 40 детей, лечившихся в Краснодарской краевой больнице, расстрелял 50 военнопленных. Заслуги переводчика Александра Вейха гитлеровское командование оценило орденом «Железный крест». Вейх не только переводил, но и лично убивал, вместе с Николаем Псаревым участвовал в казни раненого польского партизана: положили его на стог соломы, облили бензином и подожгли. А ранее в деревне Жуки в Белоруссии Вейх убил командира партизанского отряда.

Показания свидетелей

17 октября начался допрос свидетелей. Показания давали люди, чудом вырвавшиеся из рук карателей и выжившие. Они приводили конкретные факты, подтверждающие личное участие каждого подсудимого в преступлениях на Кубани, в Ростовской области, Ставрополье, Крыму, Белоруссии. Огласили документы и показания свидетелей граждан Польской Народной Республики о зверствах Кавказской роты в Люблинском воеводстве, в Варшаве. На процессе выступила гражданка ПНР С.Б. Кветинская. В судебном следствии подтверждались материалы и выводы, полученные во время предварительного следствия сотрудниками КГБ.

В ходе процесса подтвердились личности карателей Еськова М.Т. и Псарева Н.С., участвовавших в казни советского партизана, бывшего участкового уполномоченного милиции поселка Абрау-Дюрсо Андрея Кукобы. Они оба активно участвовали в уничтожении жителей города Новороссийска еврейской национальности, в их погрузке в грузовые автомобили, сопровождении за город к месту казни, а затем лично расстреливали и добивали раненых. Считается, что тогда в Новороссийске каратели уничтожили около тысячи человек.

Еськова в форме краснофлотца, якобы захваченного в плен, подсаживали в камеры, где находились задержанные и арестованные, он вел провокаторскую деятельность. Собранную информацию передавал командованию зондеркоманды.

В.П. ЗАЙЦЕВ.

Член попечительского совета Краснодарского краевого отделения Российского военно-исторического общества, полковник внутренней службы в отставке.

(Окончание в следующем номере).
Раздел : Над Кубанью, Дата публикации : 2018-11-08 , Автор статьи :

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.