Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Ноябрь 2018 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2829301234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Политика  (Архив : 2018-11-08) Сегодня : воскресенье, 18 ноября 2018 года   
Не путать свою воду с федеральной

ПОЛИТОБЗОР. На недавно прошедшей Южно-Российской парламентской ассоциации среди ее участников один человек был без костюма. Вениамин Кондратьев. Он заехал только на несколько минут, чтобы пожелать коллегам из регионов Южного федерального округа успешной работы. Край в это время боролся со стихией, и губернатор сразу вернулся в оперативный штаб.

Ситуация была настолько напряженной, что в этот же день о ходе устранения последствий наводнения Вениамин Кондратьев и глава МЧС докладывали Владимиру Путину. Тогда репортажи из Туапсинского, Апшеронского районов, Большого Сочи и других пострадавших от стихии территорий без содрогания смотреть было нельзя. Вообще в этом году непогода не раз испытывала Кубань и людей на прочность. Жара, засуха, наводнения, смерчи, град — все было по полной программе. Все выдержали! Но можно ли было обойтись, как говорится, малой кровью и снизить размеры ущерба?

Основная причина всех бывших и нынешних наводнений в населенных пунктах Краснодарского края (уверен, с этим согласятся и специалисты) — засоренность русел рек, ручьев, каналов. Проблема очевидная, о необходимости регулярной очистки захламленных или заиленных участков говорится постоянно, но ситуация от разговоров кардинально не меняется. И, к сожалению, в ближайшее время не изменится. Можно снимать глав и наказывать муниципальных служащих за все, кроме одного. Расчистка рек — не их полномочия.

Действующее законодательство относит реки к федеральной собственности, поэтому чистить, углублять или выравнивать русла можно только после длительных согласований и только с разрешения федеральных структур. Эта задача трудновыполнима даже для региональных властей, что тут говорить о муниципальных. К примеру, для того чтобы убрать засор из каких-нибудь коряг в любой речке, надо было предвидеть эту ситуацию как минимум год назад. Обратившись по инстанциям и получив наконец разрешение Минприроды РФ или его территориального органа — Кубанского водного бассейнового управления, нужно дождаться, пока на это будут выделены средства, пройдут торги и т.д. Предположим, в идеальном муниципалитете всю эту процедуру прошли, деньги есть, имеется подрядчик, который готов подогнать технику. Но на берегу, скажем, растут деревья, которые защищает уже Лесной кодекс и ответственные за это структуры, включая правоохранителей. Срубить дерево, чтобы техника прошла к воде, можно. Но надо было предвидеть эту ситуацию год назад, предусмотреть на это средства… Дальше можно не продолжать. Такое разграничение «водных» полномочий фактически нивелирует все возможности региональных властей по более эффективному предупреждению подобных ЧС.

Почти одновременно (после начавшихся 24 октября ливней) более 30 населенных пунктов были подтоплены, свыше 2500 домов пострадали от этого наводнения, прекратилось электро-, водо- и газоснабжение. Больше всех досталось Туапсинскому и Апшеронскому районам. Из-за разрушенных дорог и мостов прервалось сообщение со многими населенными пунктами, в том числе и с Сочи. Сотни пострадавших, есть погибшие… Режим ЧС пока не отменен. Губернатор, оперативный штаб, руководители соответствующих структур все это время устраняли последствия стихии, контролировали ход восстановительных работ. В Апшеронский район на помощь сразу прибыли более трех тысяч человек: сотрудники МЧС из Адыгеи и Ростовской области, казаки, волонтеры, медики со всего края. Школу в станице Кабардинской ремонтируют капитально, улицы и дома Хадыженска и других подтопленных территорий возвращаются к нормальной жизни. Так же как и жители.

Нет сомнений, что пострадавшие получат всю необходимую помощь, край выделил без всяких проволочек на это деньги. Всего на компенсации пострадавшим, по словам губернатора края, зарезервирован миллиард рублей.

В этой связи не могу не привести слова главы Минприроды Дмитрия Кобылкина, которые он произнес во вторник на заседании профильного комитета Совета Федерации, где решили, что ведомство выделит деньги «на устранение последствий наводнения, прошедшего в Краснодарском крае 24—25 октября 2018 года». Министр заявил: «Мы обсудим этот вопрос, оценим наши возможности и безусловно все сделаем. Единственная просьба: у нас была похожая ситуация с наводнением в Крымске, на устранение последствий которого были выделены деньги. Эти средства до сих пор не освоены. Важно, чтобы в этот раз подобного не произошло».

Нет, уважаемый господин министр, не это, наверное, главное, и многие со мной согласятся. Во-первых, не ситуация, а трагедия, в которой погибли люди. Во-вторых, не похожая, а более масштабная. И, наконец, не у вас, а в Краснодарском крае, в конкретных городах и селах.

И деньги, которые изыщет министерство (уверен, они будут целевыми, направленными на какие-нибудь ведомственные объекты) надо вашему ведомству выделять уже не на устранение последствий, а на устранение причин. И в первую очередь — на расчистку от мусора и ила многочисленных рек и ручьев, которые в крае во время дождей моментально становятся мини-плотинами и водохранилищами.

Символично, что за неделю до трагедии в Сочи под эгидой Минприроды прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Водные ресурсы России: современное состояние и управление». Ее участникам, среди которых были ученые, чиновники и сотрудники подведомственных структур, в том числе и служб, призванных заниматься — внимание! — «мониторингом качества вод, дна, берегов, водоохранных зон и прибрежных защитных полос с использованием беспилотных летательных аппаратов и спутниковой информации; компьютерным моделированием и ГИС-технологиями для научного обоснования инженерных решений по предотвращению ущербов от негативного воздействия вод; оценкой максимально возможных паводков в бассейнах рек». Повезло им, что раньше уехали, а то подтопленцы могли бы и спросить: ребята, ну и где же ваш хваленый мониторинг, чем вы вообще в своих «водяных» госструктурах занимаетесь?

Конечно, занимаются, и очень даже успешно — сдают в аренду участки морского побережья, других мест, имеющих выход к воде. Мы слышали, что запрещено строительство в водоохранных зонах, но ресторанов, отелей, гостиниц, домов в таких местах не счесть. Впрочем, это вопрос, наверное, уже к другим ведомствам.

Систему предупреждения бедствий на Кубани региональная власть выстраивает свою. Идет реализация программы под названием «Снижение рисков и смягчение последствий ЧС природного и техногенного характера в Краснодарском крае». По одному из ее пунктов — выполнение работ по модернизации региональной автоматизированной системы централизованного оповещения населения в муниципальных образованиях края, в которой предусмотрены уже даже датчики дождя, — договоры с исполнителями были заключены только 15 октября. Когда выполнение краевых программ за девять месяцев обсуждалось в ЗСК, его председатель Юрий Бурлачко сказал местному министру ГО и ЧС, что, если работы не будут выполнены в срок, он обратится к губернатору. Вопрос более чем серьезный.

Гарантий, что природных катаклизмов больше не случится, нет и быть не может. Региональная власть делает выводы и принимает меры. Федеральная помнит только о деньгах, выделенных Крымску, и с неохотой обещает выделить еще. Не ее это проблемы. Так, может, стоит уже поднять вопрос о наделении регионов полномочиями по проведению необходимых профилактических работ на этих самых реках, представляющих наибольшую потенциальную опасность во время сильных дождей? Ненормально это, когда законодательные коллизии вредят делу. А вы как считаете?

Олег БЕССМЕРТНЫЙ.
Раздел : Политика, Дата публикации : 2018-11-08 , Автор статьи :

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.