Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Ноябрь 2018 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2829301234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Новость дня  (Архив : 2018-11-08) Сегодня : воскресенье, 18 ноября 2018 года   
Как и в Крымске, казаки были первыми

В ЗОНЕ ЧС. В очередной раз продемонстрировали силу духа казаки Кубанского войска. Они первыми пришли на помощь жителям пострадавших городов и станиц Апшеронского и Туапсинского районов, Большого Сочи. Если бы не их мужество и самоотверженность, жертв могло быть намного больше. Рискуя своей жизнью, они спасли десятки людей. Особенно трудной была первая ночь. В темноте, практически наугад, в ледяной воде казаки и несколько экипажей спасателей снимали жителей полностью затопленных домов с крыш, деревьев, а когда поток воды спал, помогали наводить порядок в домах и на социальных объектах. Трудились не покладая рук до тех пор, пока не был восстановлен порядок. Спали где придется, работали день и ночь, чтобы ликвидировать последствия наводнения, не получая за свою тяжелейшую работу ни денег, ни почестей. Кто, кроме казаков Кубанского войска, которое является по сути общественной организацией, способен на такое? В Хадыженске, станицах Куринской и Кабардинской, где довелось побывать через несколько дней после наводнения, они выслушали немало слов благодарности казакам. Это поистине самая важная, народная оценка Кубанского войска, дороже которой нет ничего!

На острие удара

Улица Янтарная Хадыженска. Сейчас здесь ничто не напоминает о кошмаре, творившемся в ночь с 24 на 25 октября. Кое-где видны лишь небольшие лужи, все дворы жилых домов очищены от ила и мусора. А в ту ночь жизни сотен людей висели буквально на волоске.

— В 21.00 был объявлен режим чрезвычайной ситуации. Ночь прорезали звуки сирен, вода все прибывала и прибывала. Очень оперативно в Хадыженск прибыли спасатели из Славянска, Усть-Лабинска, Мостовского… В Доме культуры был развернут штаб. Местные казаки сыграли, на мой взгляд, ключевую роль. В отличие от Туапсинского района, где наводнение пришлось на дневное время, в Хадыженске была ночь. Вода поднималась на глазах. Люди, спасавшиеся на крышах домов, деревьях, звонили и называли адреса, где требовалась срочная помощь. Спасатели готовы были выехать, но экипажи не ориентировались в городе, тем более ночью. Кто, кроме местных казаков, мог указать дорогу к тому или иному дому? Я сел в первую попавшуюся пожарную машину, прибывшую из Лабинска, и мы отправились по тем адресам, где срочно требовалась помощь. По пояс, а то и по грудь в холодной воде спасали людей. Ночь пролетела буквально за 20 минут, — вспоминает атаман Апшеронского районного казачьего общества подъесаул Александр Шилин.

Экипаж пожарной машины отправился на улицу Победы, 63. Улицу затопило так, что были видны лишь заборы с обеих ее сторон. Вода поднялась до уровня фар мощного «Урала». Александр Шилин хорошо знал улицу, где прошло его детство. Он подсказывал водителю, где нужно свернуть влево или вправо. Один из местных жителей подавал сигнал фонариком и, перекрикивая гул прибывающей воды, объяснил, что нужно спасти двух пожилых женщин. Экипаж ехал по другому адресу, где требовалась помощь детям, но туда было уже не добраться. Выскочив из машины, пожарные кое-как миновали забор. Стремительный поток прижимал женщин к крыльцу. Спасатели подняли их на плечи и двинулись по грудь в воде к калитке. Бревно, плывущее по улице, уперлось в нее, не давая возможности открыть. А вода все прибывала. Спасатели вместе с женщинами попали в ловушку. Еще несколько минут — и все они могли утонуть. Александр Шилин, подплыв к забору, с трудом сумел оттолкнуть бревно. Женщин удалось спасти.

Как вспоминает атаман, поток воды был настолько быстрым, что стоило оторвать ногу от земли, как тут же человека могло сбить с ног и унести.

Горная река Пшиш, обычно мелководная, как говорится воробью по колено, превратилась в грозную силу, да еще и сильный дождь — все это, вместе взятое, создавало угрозу жизни и жителям города, и тем, кто пробивался им на помощь. Местами уровень воды достигал двух метров.

Атаман Хадыженского хуторского общества Роман Зинченко одним из первых бросился на помощь землякам. Та часть города, где он живет, была отрезана от внешнего мира. Ему сообщили о парализованной пожилой женщине, проживавшей в одном из домов.

— Когда мы вошли в дом, воды было уже по пояс. Женщина очень тучная, вынести ее на руках — невозможно. Казаки Алексей Коптенко, Александр Данильченко, Святослав Спигин нашли массажный стол. Он был выше уровня кровати, и нам удалось переложить на него женщину. А вода все прибывала и доходила уже до груди. Проходы в квартире узкие, нести очень неудобно. Кто-то из казаков увидел плывущую лодку и бросился к ней. Лодка подплыла к дому. С большим трудом мы открыли ворота, привязали веревку к забору и понесли женщину, держась за веревку, против течения. Когда вышли со двора, воды уже было по шею. Алексей Коптенко небольшого роста и был вынужден поднять голову вверх, чтобы не захлебнуться, — вспоминает Роман Зинченко.

Это всего лишь два примера героизма, да-да, именно героизма казаков.

А поутру они очнулись

В ту же ночь в Доме культуры был развернут штаб и пункт оказания помощи пострадавшим. Промокших людей, чудом спасшихся от водной стихии, напоили горячим чаем, нашли, чем накормить. Казакам и спасателям пришлось выступить в качестве психологов, успокаивая их. О моральной подавленности свидетельствует случай, рассказанный Александром Шилиным:

— Пожилая женщина обратилась в штаб за помощью в расчистке дома. Она сказала, что в течение трех дней ей никто не помогает. Причина в том, что было очень много серьезно пострадавших домовладений. В первые дни ни казаки, ни спасатели были не в силах оказать помощь всем. Она жила одна, поэтому была не в состоянии навести хоть какой-то порядок в доме и во дворе. Я дал ей свой номер телефона и пообещал, что если до полудня ей никто не поможет, то к ней приедут казаки. Ее реакция меня просто убила. Поблагодарив, она пригрозила, что если до 12 часов к ней никто не придет, она сведет счеты с жизнью. Насколько мог, я ее успокоил, объяснил, что казаки обязательно ей помогут.

В 12 часов женщина так и не позвонила. Александр Шилин поехал к ней, отмахнувшись от совета представителей правоохранительных органов одному в дом не входить. Когда он подъехал к ее дому, увидел, что рядом нет ни одной машины.

— У меня появился холодок в душе. Подумал: неужели женщина, не дождавшись помощи, наложила на себя руки? Подъехал поближе и вижу: двадцать казаков в кубанках выносят мебель, чистят огород от набившегося ила и мусора. Женщина режет в летней кухне овощи. Я говорю: мы же с вами договаривались, что вы обязательно позвоните. Она в ответ: «Чего я буду звонить, когда у меня столько помощников? Я готовлю для них обед, хоть накормлю хлопцев».

На следующий день женщина пришла в штаб за гуманитарной помощью. По словам Александра Шилина, ее было не узнать. Она улыбалась и, несмотря ни на что, была в хорошем настроении, так как получила помощь и моральную поддержку.

С раннего утра в Хадыженск стали прибывать казаки Майкопского отдела. Его атаман Александр Данилов был в числе первых. Чуть позже весь отдел был поднят по тревоге. Около двухсот казаков прибыли для оказания помощи. В штаб начала поступать первая гуманитарная помощь. Казаки доставляли ее адресно. По мере отступления воды группы казаков отправлялись на расчистку домов. Под руководством атаманов районных обществ отдела начали очищать домовладения от ила и мусора.

— Кто-то смог отпроситься у руководителей предприятий, кто-то не смог этого сделать, но посчитал своим долгом помочь пострадавшим. Двух казаков уволили, однако я переговорил с директорами, и их восстановили на работе. На следующий день начали прибывать казаки из других отделов войска. К полудню группировка достигла почти тысячи человек, — рассказал атаман Майкопского отдела Александр Данилов.

Казаки выполняли самую тяжелую работу: выносили из домов и социальных объектов размокшую мебель, бытовую технику, вычищали дворы от набившегося ила, мусора, бревен, камней. В наиболее пострадавших домах было по 70 сантиметров ила. Во дворах кое-где муляки, как называют ил на Кубани, было до полутора метров, а то и больше. Все это выносилось на улицу, затем мусор загружался в грузовики, и его вывозили на свалку. За пять дней мусора, непригодных для использования вещей в общей сложности было вывезено около восьмисот КамАЗов. Казаки распиливали упавшие деревья, каждое утро разгружали машины с гуманитарной помощью. К штабу подъезжали 20-тонные фуры с бутилированной водой, продуктами питания, предметами личной гигиены, постельными принадлежностями. Кроме того, казаки из многих районов сами собирали гуманитарную помощь и доставляли ее в пострадавшие от наводнения населенные пункты: в город Хадыженск, станицы Куринскую, Кабардинскую и другие. Часть гуманитарки казаки на личном автотранспорте развозили по домам. Приводили в порядок православные храмы. Помогали казакам Хадыженска, где от стихии пострадало 28 их домовладений. Наравне со всеми трудились члены совета стариков Апшеронского района, несмотря на свой возраст.

Казакам ой как пригодился опыт военно-полевых сборов. Критиканы не раз заявляли: дескать, зачем войсковой атаман Николай Долуда постоянно проводит сборы? С кем он собирается воевать? Казаки развернули походно-полевые кухни и кормили не только тех, кто участвовал в ликвидации последствий разрушительного наводнения, но и всех желающих. Каждый мог получить приличную порцию гречневой каши с мясом, хлеб, горячий чай.

— Артем Казаков и Александр Погибин в шесть часов утра начинают растапливать печь. Я приезжаю из Апшеронска, и мы начинаем готовить, чтобы накормить людей. В полвосьмого уже раздаем пищу. Готовим три раза в день — гречневую, рисовую и перловую кашу с тушенкой, суп, борщ. Продукты получаем со склада. Никому не отказываем. У нас питаются и полицейские, и спасатели, и военные, а также все желающие. Пока никто не жаловался, — говорит внештатный шеф-повар Игорь Агарков.

Действительно, рисовая каша с мясом очень вкусная, а стакан горячего чая как нельзя кстати в вечернее время, когда температура в предгорье резко падает.

— Здесь были почти все атаманы районных и первичных обществ. От Екатеринодарского отдела ежедневно работали от 130 до 170 казаков во главе с атаманом Виктором Светличным. Постоянно находился здесь атаман хуторского общества «Надежда возрождения» Игорь Гончаров. Нельзя не отметить казаков Ейского отдела. Несмотря на то что они находились далеко от Хадыженска, каждый день проделывали немалый путь и вместе с атаманом отдела Павлом Ляхом активно участвовали в ликвидации последствий наводнения, ночуя здесь по двое-трое суток. Так же самоотверженно трудились казаки других отделов. Войсковой атаман Николай Александрович Долуда приезжал в Хадыженск. Он объехал все наиболее пострадавшие участки, оценил работу, проделанную казаками, поблагодарил всех, кто трудился, помогал людям навести порядок в домах и социальных объектах. У них и так был дух на высоте, а после того, как войсковой атаман высказал казакам слова признательности, они еще больше воодушевились. Порой до утра камуфляж не успевает высохнуть, но никто не жалуется на бытовые трудности. Все трудятся самоотверженно, причем по доброй воле. За работу они не получают никакого денежного вознаграждения. Настолько высок у них дух. Кубанское казачье войско в очередной раз показало дисциплину, управляемость и готовность выполнить любую поставленную задачу, прийти на помощь землякам, попавшим в беду, — отметил заместитель войскового атамана Валерий Ефремов, возглавивший группировку казаков.

С полной отдачей

Рабочий день у казаков начинался в восемь часов утра и продолжался до захода солнца. В отдельных случаях хлопцы выходили на работу на час-два раньше. Спать им приходилось в школах, домах культуры, административных помещениях.

— Мы прибыли на помощь пострадавшим от наводнения жителям Хадыженска, рассчитывая поработать в течение одного дня, а вечером вернуться домой. Казаки работали самоотверженно, не щадя сил. Когда в город прибыл войсковой атаман, он проехал по всем наиболее пострадавшим улицам, сопоставил объем работы с темпами ее выполнения и попросил нас остаться. Часть наших хлопцев уже сидели в автобусах и машинах. И вновь, как это было в Крыму на Турецком валу, когда Николай Александрович обратился с просьбой задержаться еще на несколько дней, пока нас не сменят армейские подразделения, все как один остались. На улице ночь, где спать — неизвестно. Продукты, которые мы взяли с собой, закончились. Спасибо атаману Апшеронского РКО Александру Шилину. Он с казаками оперативно поставил кровати в Доме культуры. Кому не хватило места, легли спать на матах. Спасибо ему от всех казаков Таманского отдела! А вообще, я скажу, казаки совершили подвиг. Я безмерно им благодарен! — подчеркнул атаман Таманского отдела Иван Безуглый.

Во всех пострадавших населенных пунктах казаки работали, выкладываясь на все сто процентов. Да еще и находили силы пошутить.

— Бери больше, кидай дальше, пока летит — отдыхай, — говорит один из казаков, расчищающий двор от мусора.

Встретили казаков Сергея Гричаненко, Валерия Плотникова, Евгения Любогощева, Александра Бондаренко, Ивана Федчишина.

— Как, братцы, тяжело приходится?

— Нормально. В Крымске было не легче. Сегодня выходим в ночную смену. Будем приводить в порядок школу в станице Кабардинской.

При свете специальных фонарей, скорее световых столбов МЧС казаки выносили мусор, набившийся ил. Губернатор поставил задачу, чтобы 6 ноября дети пошли в школу. Вот и трудились казаки ночью.

— Первые два дня я практически не спал. Организм быстро втягивается в экстремальный режим, тем более у нас есть опыт Крымска. Люди благодарят казаков за помощь. Ведь практически весь наиболее тяжелый объем работы выпал на нашу долю. Мы прошли каждый дом, ведрами выносили ил, мусор, вытягивали размокшую мебель, вес которой вырастал в несколько раз. Причем делать это приходилось в неудобных местах, переступая через 50—70-сантиметровый слой ила, в котором вязли ноги. Пожилым людям помогали вымыть полы в домах. Все работали в поте лица. Я не слышал ни одной жалобы, наоборот, казаки старались выполнить как можно больший объем работы, сетуя, что солнце рано заходит. Попробуйте целый день выносить ил, мусор, мебель. Это тяжелый физический труд. Наши казаки — это, как правило, учителя, медики, инженеры, технологи, и с таким объемом чисто физической работы раньше никто из них не сталкивался. Для того чтобы очистить один двор, приходилось выносить до тысячи ведер с мусором. Однако никто не спасовал. Порой у ребят в конце рабочего дня хватало сил лишь на то, чтобы кое-как привести себя в порядок и рухнуть спать. Первое время казаки спали в спортзалах школ на татами, без подушек и одеял. В Хадыженск приехали четыре человека из Москвы для участия в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации. Они были поражены масштабом работы, выполненной казаками. Что бы кто ни говорил, но практически 90 процентов работы было сделано казаками, как это было в свое время в Крымске. Желающих помочь в нашем Екатеринодарском отделе было очень много. С каждым днем их число возрастало, просто такого количества было не нужно. Ситуация один в один как в Крыму, когда желающих отправиться на помощь жителям республики было намного больше, чем требовалось. Я горжусь нашими казаками. Не люблю красивых слов, но скажу, что это был настоящий мужской поступок, — говорит атаман Екатеринодарского отдела Виктор Светличный.

В станице Куринской появился казачий мост. Так жители назвали висячий мост, у которого водой сорвало деревянный настил, а казаки его восстановили.

Немало услышали слов благодарности от местных жителей.

— Если бы не казаки, нас бы уже не было в живых. Они спасли меня и мою сестру. Вода быстро поднималась, а лестницы на крышу в доме не оказалось. Ребята вынесли нас на руках и посадили в машину. Низкий им поклон, — со слезами на глазах говорит Алена Свиридова.

Подобных высказываний очень много. Это и есть настоящее народное признание.

«Я бы пошел с ними в разведку»

Одними из первых на беду в пригородах Большого Сочи и в Туапсинском районе, когда на них обрушился потоп, откликнулись казаки Черноморского казачьего округа, проявив настоящее братство. Новороссийцы, геленджичане, сочинцы в первый же день после известия о наводнении отправились выручать соседей.

На ликвидацию последствий стихийного бедствия в пострадавшие районы по призыву атаманов поехали только добровольцы. Кроме того, казаки собрали и отправили две машины с продуктами и питьевой водой и два грузовика с гуманитарной помощью, в том числе с предметами первой необходимости, теплыми одеялами и одеждой.

— Туапсе входит в состав Черноморского казачьего округа ККВ, но независимо от этого наши казаки обязательно бы откликнулись на беду соседей, — подчеркнул атаман черноморцев Сергей Савотин. — Так было, например, и во время наводнения в Крымске в 2012 году, когда мы также одними из первых пришли на выручку пострадавшим людям, хотя Крымск и не входит в наш округ. Это вообще не имеет значения. Ведь казачество — та сила, на которую всегда можно опереться в трудную минуту.

Казаки Хостинского, Адлерского и Лазаревского районных обществ в первые дни чрезвычайной ситуации работали на местах, поскольку их территории тоже серьезно пострадали. В частности, в Адлере 14 казаков оказывали помощь местным коммунальным службам и спасателям по расчистке дорог, в Хостинском — 15 казаков очищали от заиливания детский садик и еще пятеро работали на расчистке больницы. В Лазаревском 42 казака на протяжении трех дней работали на расчистке оказавшихся в зоне подтопления улиц.

Геленджикские казаки пять дней помогали пострадавшим жителям поселка Цыпка, расчищали улицы и дома, полностью освободили улицу Центральную, детский сад «Ивушка», вывезли 18 КамАЗов мусора и ила. Сочинские казаки вместе с туапсинскими оказывали помощь в расчистке улиц и частных домов непосредственно в городе Туапсе.

Новороссийские казаки шесть дней помогали жителям поселка Кирпичного, что в 18 километрах от Туапсе.

— Вообще, добровольцев у нас было гораздо больше 25 казаков, но я просто не мог с собой взять всех, поскольку мы располагали только микроавтобусом «Газель» и «уазиком», выделенным нам администрацией города-героя, — рассказал атаман Новороссийского РКО Виктор Юрин. — Костяк нашего отряда составили казаки дружины. Но были и те, кто пожертвовал своей работой, взяв отгулы, как, например, атаман Южного хуторского казачьего общества Дмитрий Бородин и его брат Денис. Иные пожертвовали даже своим отпуском, как мой начальник штаба Юрий Кормильцев.

Предварительно связавшись с атаманом Туапсинского РКО Михаилом Саморуковым, новороссийцы выяснили, что требуется первоочередная помощь жителям Кирпичного. Поселок стоит в низине, потому дома, особенно те, что расположены вдоль железнодорожного полотна и вышедшей из берегов речушки, оказались в зоне подтопления. После того как большая вода ушла, улицы и первые этажи многих домовладений предстояло очищать от наносов ила вперемешку с бытовым мусором и поваленными деревьями.

— Когда прибыли на место, у нас возникли проблемы с размещением, поскольку в здании школы, как изначально предполагалось это сделать, казакам остановиться не представилось возможным, — продолжает Виктор Петрович. — Мы уже хотели ехать в другой поселок, но дорогу перегородили старушки из местных жителей: «Не пустим!». И пообещали расселить. Самой инициативной оказалась Нина Петровна, фамилию не помню, ее мы все называли баба Нина. Она пустила на постой большую часть наших казаков к себе в дом, выделив три комнаты, а часть наших товарищей взяли по своим домам ее соседи. В благодарность за доброту бабы Нины казаки нарубили ей дров, отремонтировали баньку, поправили забор, расчистили двор и даже починили крышу, практически заново ее перекрыв.

Впрочем, такую же помощь новороссийские казаки оказывали и другим пострадавшим селянам. Всего они очистили 23 подворья, 10 подвалов, фельдшерский пункт, вывезли около 120 тонн ила, более 100 тонн мусора, 120 кубов грязи. Спиливали деревья, освобождали устье горного ручья. Пришлось им и хоронить одинокую бабушку, утонувшую во время наводнения.

Работали, не жалея себя. Подъем в шесть утра, после утренних процедур и завтрака (полевую кухню казаки привезли с собой и готовили себе самостоятельно) — развод на работы. Разбивались группами по три-пять человек и шли на назначенные к расчистке объекты. После обеда продолжали работать, пока солнце не посылало последние отблески света. Трудились, что называется, от рассвета до заката.

Когда казаки уезжали домой, местные жители пришли их поблагодарить. Не подарками, а простым человеческим теплом, добрым словом. Одна пожилая женщина, вглядываясь в усталые лица казаков, искала среди них молодого парня в кубанке и камуфляже. Обрадовалась, когда увидела Александра Белова, бросилась обнимать его: «Не знаю, как тебя зовут, но ты знаешь, что для меня сделал. Спасибо тебе, сынок», — не стесняясь слез, приговаривала женщина. А Нина Петровна, баба Нина, когда пришло время прощаться, бросилась со слезами и словами благодарности на грудь Юрию Кормильцеву.

— Отметить, выделить особо отличившихся я не могу, потому что отличились все, — заключает атаман Виктор Юрин. — Каждый отдавал все свои силы на ликвидацию последствий стихийного бедствия. Люди у нас замечательные! С такими казаками я бы пошел в разведку.

Вместо послесловия

На наш взгляд, краевой власти стоит внимательно проанализировать причины которого уже по счету наводнения. Ведь гибнут люди, ущерб исчисляется сотнями миллионов рублей, жители пострадавших городов и станиц, и так живущие небогато, лишаются имущества. Причин тому несколько.

Во-первых, необходимо всерьез озаботиться очисткой русел горных рек. Пока эта проблема не решается, так как существуют пробелы в законодательстве и отсутствует взаимопонимание между муниципальными и федеральными органами власти, ответственными за эту работу. Рассчитывать на принятие федеральной программы не стоит, следовательно, нужна региональная целевая программа «Очистка горных и предгорных рек». Да, она потребует средств, но, как бы там ни было, это куда экономнее, чем вваливать кучу денег на ликвидацию последствий наводнений.

Во-вторых, необходимо внести изменения в Федеральный закон «О недрах». В действующей редакции закона водные объекты находятся в федеральной собственности. Взять те же реки Пшиш и Хадажку. Протекают они в Апшеронском и Туапсинском районах, но местные власти не могут брать из них песок и гальку для собственных нужд, поскольку они относятся к нерудным полезным ископаемым. Раньше можно было свободно брать все, что находилось в руслах рек, поэтому они и очищались естественным путем. Сейчас же — масса согласований, получение лицензий и других бюрократических препон. Почему бы ЗСК не выступить с законодательной инициативой о внесении изменений в Водный кодекс РФ, дав право местным властям добывать песок, гальку для собственных нужд?

Одним словом, есть над чем задуматься региональной исполнительной и законодательной власти. Или будем ждать очередного наводнения?

Сергей КАПРЕЛОВ.

Евгений РОЖАНСКИЙ.
Раздел : Новость дня, Дата публикации : 2018-11-08 , Автор статьи :

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.