Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Ноябрь 2015 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2526272829301
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Общество  (Архив : 2015-11-28) Сегодня : вторник, 21 января 2020 года   
Бюро журналистских расследований

«Плохо в коммуналке жить…» Так живите в квартирах!

Публичный спрос губернатора за порученное и такой же прилюдный отчет закономерно вызывают у кубанцев уважение к такому стилю работы.

Вот и на прошедшей неделе смотрела ставшую уже традиционной телеподборку о том, что и как меняется в жизни людей после вмешательства Кондратьева: в Темрюкском районе оборудовали стоянку для большегрузов, в Анапе откорректировали дорожное движение и разметку...

Но самым весомым стало сообщение из Кавказского района: в Кропоткине под расселение из ветхого жилья строят два дома! Новость по нашим экономическим временам действительно добрая. Но кто бы знал, что вокруг этой ситуации давно бурлят и до сих пор не стихают людские страсти.

Дом для «химиков»

Что делать с таким явлением, как дома социального найма, многие российские муниципалитеты ломают голову до сих пор. Это понятие в основном включает в себя бывшие общежития — по большей части ведомственные, ставшие в 90-х годах ненужными предприятиям, многие из которых с развалом советской экономики и сами развалились. В то непростое время брошенные фонды собирали под своим крылом муниципалитеты, а потом — кто стал на обслуживание в УК, кто ушел в ТСЖ… Но проблема бывших общежитий — как их ни назови — остается одной: жить в зданиях, изначально приспособленных под коммуналку, невесело. Плохо там жить!

Из этого посыла исходили и жители большого пятиэтажного дома по улице Комсомольской в Кропоткине (центр Кавказского района). Построенное в 1968 году для предоставления жилья условно-досрочно освобожденным лицам, это здание до сих пор горожане зовут «дом для химиков». Означенный контингент эксплуатировал помещения почти 20 лет, до 1987 года. Не знаю, в достаточно ли приглядном виде ПМК-19 забрала дом под предоставление комнат семьям своих строителей, но факт остается фактом: заселялись рабочие с женами и детьми, надеясь со временем получить полноценную квартиру. Такая транзитная остановка на пути к постоянной гавани. Кто же знал, что буквально через какие-то четыре года вся страна стронется, как свалившийся с рельсов поезд! Временное жилье превратилось в постоянную вокзальную жизнь. Рожали, растили общекоридорную детвору, провожали в школу, армию, институт. Завидовали тем, кто смог вырваться из коммунальной системы, улучшить жилищные условия.

Возможность повысить качество жизни стала для многих реальной, когда в 2008 году муниципалитет предоставил общежитию статус многоквартирного дома — началась приватизация!

Но таких, кто умудрился приватизированное жилье продать и, добавив денег, купить более комфортабельное, сравнительно немного, меньше четверти из 175 комнат. Тридцать семей, став собственниками своих «апартаментов», по-прежнему живут здесь, не имея возможности поменять квадратные метры на более уютные. Есть такие, кто приватизировал комнаты и теперь сдает их внаем.

Останавливаюсь на этом моменте так подробно, потому что именно правовой статус жителей бывшей общаги — собственник ты или наниматель — важен для нынешнего понимания заветной цели каждого из них. Ибо оказалось, что общего в устремлениях жильцов дома № 206/40 все меньше и меньше… Хотя, было время, выступали единым фронтом!

За что идем на баррикады?

Фронт возглавляет вот эта хрупкая невысокая женщина, представляется: председатель ТСЖ «Катюша» Уварова Татьяна Алексеевна.

Решение проблемы — строительство новых жилых зданий для переселения их жильцов в новые квартиры — ее не устраивает (?!). Судя по недовольству, высказываемому в продолжающихся жалобах-письмах и в СМИ, настроена воевать.

…Она поджидает меня на углу Комсомольской:

— Прибежала к вам на встречу ненадолго. Покажу, расскажу, проведу по этажам — и нужно возвращаться домой, переодеться, в два часа у меня суд.

Видит мое удивление, поясняет:

— Здесь не живу последние несколько лет. Замуж вышла.

Однако интересы жильцов бывшей общаги являются и ее кровными, тем более что себя называет «первым и последним домкомом, председателем ТСЖ». Словом, ответственный человек.

На мой вопрос, чем, мол, недовольна, начинает издалека и уже знакомыми по газетным страницам фразами. Чтобы не пересказывать материалы коллег из других изданий, скажу, что точкой отсчета домовых бед Татьяна Алексеевна называет 2009 год, когда жильцы многоквартирного дома заподозрили местную власть и управляющую компанию ООО «Центральное» в двух нарушениях: нецелевом расходовании средств, выделенных на капитальный ремонт, и в сомнительного качества ремонте.

— Из 2 миллионов 348 тысяч рублей на смену канализационных труб и системы отопления потратили 1 миллион 216 тысяч. Деньги списали, а толком ничего не сделали, — говорит моя собеседница и вспоминает, как после громких протестов их дом вдруг перестала обслуживать управляющая компания. — Разорвали договор буквально за два месяца до его окончания!

Татьяна Алексеевна склонна видеть причину отказа УК в желании замять тему с выделенными деньгами. А сама УК объясняет решение отказаться от управления домом на Комсомольской его… коммунальными неплатежами. До сих пор, согласно ответу на редакционный запрос, за «Катюшей» числятся:

— «Кропоткинтеплоэнерго» — 2 миллиона рублей;

— «Водоканалу» — более 600 тысяч рублей;

— НЭСК «Кропоткинэнергосбыт» — около 38 тысяч рублей.

Долги сравнительно небольшие, да и деньги на капремонт тоже невеликие… Однако нашла коса на камень — так, видимо, расценили Уварова и другие активисты еще одну давнюю обиду:

— После управляющей компании нас в 2009 году силой загнали в ТСЖ!

Силовое воздействие выразилось, по их словам, в восьмичасовом отключении в доме электроэнергии. После этого жильцы согласились организоваться в товарищество собственников жилья: ставили подписи, выбирали в председатели Татьяну Уварову... Все как полагается по закону. Кстати, большим преимуществом ТСЖ Жилищный кодекс РФ называет возможность самим выбирать обслуживающую компанию и самостоятельно планировать ремонтные работы в своем доме, определять их очередность. Но о ремонте любого рода говорить применительно к дому № 206 стало бесперспективно после апреля 2013 года: дом в судебном порядке признан аварийным, и без каких-либо попыток реконструировать. Подлежит сносу!

Не все так однозначно

Несмотря на судебное предписание и прокурорский надзор, дом № 206 до сих пор стоит, и 124 жильца по-прежнему считают его своим пристанищем.

Так что? Получается, что в течение двух лет органы местного самоуправления не предпринимали мер по переселению граждан из аварийного жилья? Не готовили необходимый пакет документов для того, чтобы получить финансы из федеральной программы «Жилье» по переселению из ветхого дома? Именно это, не считая эмоций, вменяют в вину местной власти.

…При всем своем критичном отношении к власти как таковой, по опыту знаю: все не так однозначно, когда речь идет о сложных межбюджетных отношениях, да и закон не так прямолинеен, деньги по первому требованию не получишь.

Для начала любой серьезный юрист вспомнит норму расселения из признанного аварийным дома, согласно которой муниципалитет выжидает до трех лет, которые даются жильцам на снос аварийки. Понятно, что люди сами отказываются сносить. Тогда начинается процедура мены — жильцам-собственникам предлагают другое жилье, а нанимателям его просто предоставляют. Так что разговор с собственниками о выкупе ветхого дома и земли под ним или расселении в нашем случае должен был бы начаться через два с половиной года — 1 июня 2016 года. Не раньше. И сама процедура выкупа не так проста и стремительна: принять соответствующее постановление, назначить и разыграть аукцион, оценить независимым экспертам каждую комнату, обсчитать, сколько будут стоить работы по сносу… Дело заняло бы годы.

Далее. Любой серьезный руководитель стройкомпании скажет, что на подготовку к стройке многоквартирного дома, от проекта до выделения участка, уходит год-полтора.

И вот теперь скажите, если бы муниципалитет просто тупо «забил» на проблему единственного (!) в городе аварийного дома и сидел, поджидая заветного июля-2016, — скажите, можно было бы развернуть строительство двух многоквартирных домов буквально через 39 дней после визита Кондратьева в Кропоткин?

Помощь губернатора

…Хотя сегодня все, кого ни спроси на аварийный пяти этажах, скажут, что Кондратьев обратил внимание на их проблему благодаря усилиям самих жильцов, и в первую очередь Татьяны Уваровой. Вот и сама она рассказывает, как хватали ее за руки люди из чиновничьей свиты, настойчиво предлагали поговорить, но она прорвалась…

Местная власть ее не разочаровывает. И заслуг по спасению дома не приуменьшает. Даром, что в перечне проблемных вопросов, которые готовила администрация для встречи с главой, дом на Комсомольской значился под номером один, так что по-любому обратились бы к губернатору. Какая разница кто. Главное — проблему раньше срока сдвинули!

— …Он увидел, как я прорываюсь, и сам подошел, спросил: «Что, не пускают?» — когда Татьяна Алексеевна рассказывает об этой судьбоносной встрече, в голосе слышу почти сказочные интонации.

Рима Артавазовна Хумарян, в комнате которой мы сидим, добавляет свои впечатления:

— Он спросил, сколько стоит в Кропоткине однокомнатная квартира. Я сказала: миллион-полтора… Вот если выплатят нам эти деньги — я смогу уехать к родным в Выселки.

Слушаю почтенную женщину, и сжимается сердце. Боюсь, заблуждается она… Услышала желаемое — вместо действительного…

Чтобы не заниматься мифотворчестовм, буду цитировать (благо в Интернете есть видеозапись разговора) прямую речь кубанского главы после того, как он приехал в аварийный дом, прошелся по подвалу и согласился, что беспокойство о состоянии дома небезосновательно. Но, опытный руководитель, громких обещаний не давал:

— Вопрос должен решаться комплексно. То есть где-то мы, может, будем выдавать деньги, где-то — строить, — и без обиняков добавил: — Что будет для нас экономичнее, по тому пути мы и пойдем!

Пошли по пути стройки. И тут губернатор действительно оказал содействие. В августе на заранее отмежеванном участке появились строители компании «Армавирхлебопродукт», которой губернатор «порекомендовал» работать в долг. Благо проектно-сметная документация была муниципалитетом также подготовлена заранее. По поручению Вениамина Кондратьева край выделил на строительство бюджетный кредит в 167 миллионов. И теперь в жизни обитателей бывшей общаги появился календарный рубеж — ключи от квартир, отделанных под ключ, обещают вручить до 1 марта 2016 года.

Почему — против?

Но! Строительство новых домов и готовность администрации расселить людей в отдельные квартиры — это и есть, похоже, окончательная причина продолжающейся фронды. Татьяна Алексеевна Уварова, а вслед за ней изверившиеся и измученные нечеловеческими условиями быта люди называют целый букет новых грехов чиновников: дома строятся на отшибе; грунт под ними подозрителен по составу; проекты с жильцами не согласовывали; сама стройка идет слишком быстро, а значит — некачественно… И вообще: «Снова нас насильно заталкивают… Почему квартиры, почему не деньги?».

Все эти вопросы, вероятно, станут пунктами нового судебного иска. Но, похоже, воинственный настрой своего председателя-предводителя сегодня разделяют уже далеко не все.

— Нам с Татьяной не по пути, — решительно говорит Наталья Ивановна Мамонтова, предваряя мои осторожные расспросы по поводу все-таки настоящей причины такого постоянного негатива.

— Против получения квартир только те, кто имеет в собственности второе жилье — те, кто не проживает в общежитии. Таких у нас 17 человек.

— Вы посмотрите, в каком убожестве мы тут живем! — вступает в разговор Татьяна Николаевна Яровикова. Мы сидим на общей кухне в обеденное время, женщины снуют туда-сюда: кто пельмени варит, кто тесто ставит, кто рыбу жарит… Хором принимаются перечислять то, что я уже сама повидала от подвала до пятого этажа: единственная для всех душевая на первом этаже, две кухни на 35 поэтажных комнат, общая умывалка в четыре раковины, туалет… Стены в общих местах обшарпанные, изъеденные, окна — стекла где есть, а где затянуты пленкой…

— И вы поверите, что мы не хотим получить каждый отдельную квартиру? — Наталья Ивановна эмоциональна. — У меня будет своя ванная комната и собственный туалет, понимаете?

— Как можно говорить, что нас загоняют туда насильно? — Татьяна Николаевна поправляет шкворчащую сковороду. — Да мы туда бежим! Рысцой!!!

Пересказывать судьбы пенсионеров Натальи Ивановны Мамонтовой, Римы Артавазовны Хумарян, Тамары Ивановны Костылевской, Александра Арташесовича Шашкиняна, да практически всех, кто живет здесь, — не стану. Лучше Гюго в его «Отверженных» все равно не напишу. Единственное, что добавлю: стаж коммунальной жизни у них — 15, 18, 25 лет. А у молодежи — вся сознательная жизнь. Для большей части этих людей новая квартира — это единственная возможность пожить нормально. «Хоть напоследок», — улыбается Александр Арташесович.

Но старики прислушиваются к своему председателю. И меня спрашивают о своих сомнениях.

Кое-что о гумусе…

Чтобы ответить, отправляюсь на стройплощадку двух новых домов по улице Гагарина. Приготовилась ехать долго, ведь мне говорили, что новое жилье — на отшибе, в труднодоступной части города. «Радиострой» — это далеко?» — спрашиваю водителя автобуса № 2. «Свежий район, там Елисеев (мэр Кропоткина. — Ред.) живет, остановка «Конечная». Семнадцать минут езды от центральной улицы Ленина. При подъезде вижу социальную аптеку, диагностический центр, продмаги, вездесущий «Магнит»… Не ахти инфраструктура, но есть.

Стройку вычисляю быстро — по скоплению техники и людскому муравейнику. Одна трехэтажка с полностью возведенными стенами, другую коробку доводят.

— Вы тоже житель? Посмотреть пришли на светлое будущее? — балагурит парень в спецовке. Он подзывает для разговора прораба. Знакомимся — Владимир Иванович Зимин. Вот кто ответит на вопросы, которые волнуют будущих новоселов.

— На какой стадии строительство?

— Сегодня на втором литере идет внутренняя отделка — кладут плитку в ванных, кухнях, сантехнику устанавливаем. Завтра приступаем к устройству кровли. Параллельно идет герметизация наружных швов. Первый литер тоже почти готов, заканчиваем монтаж железобетонных изделий.

— А за счет чего такая скорость строительства?

— Особой гонки нет, — пожимает плечами, — идем в графике. Если гнать, то технология объемно-блочного домостроения позволяет за два месяца девятиэтажку выгнать, а тут два трехэтажных дома… В качестве мы уверены и гарантируем! На своем же заводе блок-комнаты выпускаем, там же окна-двери устанавливаем. Все сертифицировано…

— Говорят, стройка на месте отходов от химзавода.

— Единственно какие отходы мы вынимали, когда фундамент ставили, — навоз. Здесь свиноферма была, так что гумус чистый… — он отвлекается, пришел очередной блоковоз. Ну ладно, про коммуникации узнаю в администрации.

Разговор «до донышка»

Мэр Кропоткина Владимир Анатольевич Елисеев, которого демонизировали недовольные жители аварийки, и впрямь раздерганный крупный мужчина. Судя по тому, как быстро разгоняется наш разговор, объясняет не первый раз:

— о том, что в Федеральную программу не попали, так как реестр составлен из домов, признанных аварийными до 1 января 2012 года, а наш признали 22 апреля 2013-го;

— о том, что в связи с частыми обращениями жильцов создана межведомственная комиссия по мониторингу за состоянием дома с обязательным ведением «Журнала контроля маяков»;

— о том, что принял решение из существующих норм однокомнатных квартир от 28 до 35 квадратов заказать и предложить людям квартиры площадью 35 квадратных метров;

— о том, что ежедневно бывает на стройке лично.

— Скажите, а это правда, что вы живете неподалеку от строящихся домов?

— Ну да, рядом, в пятиэтажке…

— Владимир Анатольевич, а что с коммуникациями в новостройках?

— С 20 ноября начались работы по прокладке газопровода, с 21-го тянут электросети; начаты работы по водоотведению и канализации.

— А дорога?

— Асфальтированную дорогу запланировали по программе «Капитальный ремонт дорог Краснодарского края» на следующий год.

…Возвращалась в Краснодар со странным чувством. Ехала в район вникать в конфликт, разбираться с администрацией, спасать людей… А на деле… На деле вижу, с одной стороны, около сотни семей, чьи жилищные мытарства наконец-то закончатся. С другой — три десятка человек, нагнетающих социальную напряженность. Конечно, плохо, что местная власть, видимо, недооценила последствия протестных настроений: теперь, когда, казалось бы, проблема решена, чиновники удивляются: почему жалобщики не унимаются? Но раз уж так происходит, сейчас, более чем когда-либо, власть обязана отработать открыто, доброжелательно, с предельной готовностью проговаривать каждую конкретную ситуацию «до донышка».

Специальный корреспондент «Вольной Кубани».

Краснодар — Кропоткин — Краснодар.

P.S. Наутро после моего возвращения в Краснодар в редакции раздался телефонный звонок — это была уже знакомая мне Наталья Мамонтова:

— Мы слышали, что вы встречались с Татьяной Уваровой. Так вот: мы ей права говорить от нашего имени не даем. Добиваясь своей цели по немедленному получению денежной компенсации, она выступает от всех жильцов. Мы против! В наших интересах переселиться в новые квартиры…

— Вы можете подтвердить это письменно?

Через двадцать (!) минут пошел факс с подписями на двух страницах.
Раздел : Общество, Дата публикации : 2015-11-28 , Автор статьи : Карина МИРАКОВА

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.