Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Август 2015 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456

 
 
 






  Яндекс цитирования
      Рубрика : Новость дня  (Архив : 2015-08-29) Сегодня : воскресенье, 05 декабря 2021 года   
Сборы на «отлично»

КУБАНСКОЕ ВОЙСКО. Когда в нашем курене «Красный Кут» объявили о предстоящих военно-полевых сборах, записался сразу. Хотя по опыту знал: едем не на пикник, трудностей предстоит немало — интенсивная учеба, жара, проблемы с водой и так далее. Однако, как гласит Дисциплинарный устав Вооруженных Сил, «солдат обязан стойко переносить все тяготы и лишения военной службы». Казаки пусть де-юре и не солдаты (Кубанское войско согласно официальному статусу — общественная организация), но, как бы там ни было, служивый народ должен следовать принципам и духу предков. Изменилась и реакция дома — в прошлом году супруга пыталась было возражать по поводу трехдневного отсутствия, теперь же махнула рукой: «Езжай, что с тобой поделаешь».

Тыл и фронт

Приехав на полигон в Молькино, где базируется 10-я бригада спецназа ГРУ, застали полностью оборудованный палаточный лагерь, рассчитанный более чем на шестьсот человек. Как вы понимаете, разбить десятки многоместных палаток, завезти спальные принадлежности, развернуть полевые кухни, провести электричество — дело, требующее основательных усилий.

— Нашему отделу на полигоне отводят разные места для полевого лагеря. В этом году, приехав на рекогносцировку, мы застали площадку, заросшую травой и кустарником, — рассказал атаман Екатеринодарского отдела Виктор Светличный. — Начали с наведения порядка и только после этого приступили к оборудованию лагеря.

На правах хозяев первыми обустройством палаточного лагеря занялись казаки Горячеключевского РКО — поселок Молькино находится в этом районе. Работы пришлось проделать немало: избавиться от травы и кустарника, разровнять площадку, засыпав гравием колдобины, оставленные танковыми гусеницами. Причем боевые многотонные машины, отрабатывая маневрирование, настолько укатали землю, что вкопать столбы было непросто.

— Даже переносной мотобур землю не брал, — говорит заместитель Горячеключевского РКО Евгений Шакуло.

Как бы то ни было, но со всеми трудностями справились, и около шестисот казаков 1-го Екатеринодарского отдела имени Захария Чепеги разместились с максимальным, насколько это возможно в полевых условиях, комфортом.

Казаки районов, входящих в Екатеринодарский отдел, обустроили место своего расположения в духе казачьих традиций. Подъесаул Павел Федорович Попогребский на собственные средства построил мельницу с ветряным колесом и колодец с фонтаном. Основная деталь фонтана — автомобильная помпа, гоняющая воду по замкнутому кругу.

— Я попросил сына найти в Интернете рисунок пушки времен войны 1812 года. Выбрал самый удачный, по моему мнению, образец. Знаете, из чего она сделана? Из старого шифоньера и водосточной трубы.

Да, горазды казаки на выдумку! Пушка, выкрашенная в соответствующие цвета, на первый взгляд ничем не отличается от настоящей. Скажу больше: деревянный «единорог» еще и стреляет! Правда, не ядрами, а петардами. Казачат от нее — не оттянуть!

Поскольку военно-полевые сборы, как и театр, начинаются с вешалки, не могу не отметить еще несколько отличительных особенностей, которых не было в прошлом году. Во-первых, четко обозначенные бордюры, разделяющие лагерь на части. Во-вторых, прошу прощения за интимные подробности, биотуалеты, не идущие ни в какое сравнение с подобием отхожих мест, оборудованных годом ранее. Одним словом, начиная с быта, все было на уровне.

Боевая учеба

Вроде бы странное словосочетание, но учеба на военно-полевых сборах действительно была боевой. Учебные места задуманы не просто так — лишь бы было чем занять казаков. По словам Виктора Светличного, к программе обучения подход — вдумчивый и серьезный. Каждое учебное место, будь то тактическая подготовка или изучение оружия и боевой техники, выбирается штабом Екатеринодарского отдела, затем согласуется с командованием бригады, и только после утверждения войсковым атаманом программа становится руководством к действию.

Наша третья рота начала занятия с медицинской подготовки. Ефрейтор Валентина Видавская обстоятельно рассказала об оказании первой помощи при переломах. Первая пара казаков, один из которых пострадавший, а другой санитар, накладывает шину на «сломанную» ногу. Закрепив шину бинтом, пострадавшего аккуратно перекладывают на носилки и уносят на пару десятков метров. Валентина рассказала о подручных средствах, которые можно использовать, если под рукой не оказалось специальных медицинских приспособлений, — о картонках, палках и даже двери (на ней переносят человека с переломом позвоночника).

Вроде бы мелочь, но от этих мелочей порой зависит жизнь людей. Стоит растеряться, замешкаться — и спасти пострадавшего, возможно, не удастся. Была б моя воля, ввел бы приемы оказания первой помощи повсеместно со сдачей обязательных зачетов.

Научили нас и приемам оказания помощи раненым на поле боя, под огнем противника. Представьте, ваш товарищ ранен в ногу, кровь так и хлещет, вокруг свистят пули, не давая поднять головы. Что делать? Лечь на спину, перехватить его раненую ногу своей, наложить жгут и вколоть тюбик промедола — препарата, снимающего боль. Причем тюбик необходимо сохранить, поскольку в промедоле содержится наркотическое вещество, а раз так, то за него нужно отчитаться.

— Занятия дают хотя бы общее представление об оказании первой помощи. Думаю, в армии это лишним не будет, — считает Максим Троценко, которому через год предстоит служить в Вооруженных Силах.

На следующем учебном месте, где отрабатывались элементы тактической подготовки, нашим инструктором оказалась… девушка. Наташа Плотницкая (о казачьей спортивной школе, где она занимается, поговорим чуть ниже), на мой взгляд, может дать фору кое-кому из бойцов спецподразделений. Приемами передвижения в бою она владеет мастерски. Вот только что двигалась на полусогнутых ногах, а в следующее мгновение уже имитирует стрельбу в положении лежа, быстрый перекат — и «амазонка» ведет огонь, лежа на спине. Мгновенно сменила позицию перекатом через голову — и снова на ногах. Гоняла Наташа нас по-взрослому, заставляя отрабатывать приемы сначала в медленном темпе, затем ускоряя его. Правда, вместо автоматов у нас были палки, но, думаю, с АКМ было бы не проще.

Продемонстрировала Наташа и перезарядку автомата с раненой левой рукой, зажав автомат между ногами и ловко вставив магазин.

За полчаса, отведенных на тактическую подготовку, с меня, признаюсь, семь потов сошло, не считая колючек, впившихся в камуфляж. Скажу, что даже столь кратковременные занятия полезны. По крайней мере, в случае нападения на конвой с гуманитарным грузом в Донбассе, где побывал три раза и надеюсь еще съездить туда, случись что, с автоматом в руках не растеряюсь.

Подруга Наташи Анна — мастер владения шашкой. Возможно, мне не довелось видеть настоящих рубак, но и она, думается, им вряд ли уступит! Минут тридцать казаки, а некоторым из них перевалило за 50—60, старательно пытались повторить грациозные движения Анны, впрочем без особого успеха — за полчаса владеть шашкой не выучишься. Хотя не исключаю, что кто-то после этих занятий всерьез займется изучением казачьего искусства владения холодным оружием.

Не менее полезным было занятие по ножевому бою.

— Многие системы ножевого боя построены по принципу самообороны. На мой взгляд, это в корне неверно. Наша задача — максимально быстро поразить противника, — рассуждает директор геленджикской казачьей спортивной школы «Баско» Сергей Тархов. К слову, никогда бы не подумал, что человек его комплекции может двигаться с такой быстротой и ловкостью. — В отличие от кинобоевиков, где противники минут пять сражаются, перемещаясь с места на место, прыгают, перекатываются, в реальной схватке решающий удар наносится очень быстро — максимум с третьей попытки.

Вот один из приемов, которому нас научил мастер ножевого боя. Противник с ножом, а у вас клинка нет. Не стоит ловить его руку и пытаться, завернув ее за спину, вырвать нож. Гораздо проще и эффективнее, отбив ее тыльной частью руки, даже рискуя получить порез, нанести два-три удара в горло, завершив комбинацию ударом локтем в уязвимое место, и сбить ошеломленного нападавшего, ловящего ртом воздух, с ног.

— Нам не нужен нож противника, нам нужно вывести его из строя, — наступив на горло одному из казаков нашего взвода, выбранному в качестве живого тренажера, со знанием дела говорит инструктор. — Если схватка идет в реальном бою, то вы резким движением ноги запросто сломаете ему шею.

— А если на противнике бронежилет? — спросил кто-то из нашего взвода.

— У него есть несколько уязвимых мест: под мышкой, горло, лицо. Туда и нужно бить.

Вооружившись короткими палками вместо ножей, сначала повторяли движения за инструктором, а затем, разбившись на пары, отрабатывали приемы ножевого боя. У нас с Вадимом Бережным не так уж плохо получилось. Особенно защита от удара сверху: блок поднятой рукой и удар ножом в грудь раскрывшегося противника.

После окончания тренировки часть взвода окружила Сергея Тархова, засыпав его кучей вопросов. Значит, занятия вызвали интерес.

«Война войной, а обед по расписанию», — гласит солдатская мудрость. Время пролетело незаметно, настал черед подкрепиться. В столовую под открытым небом движемся строем. На первое — что-то типа борща, на второе — гречневая каша с тушенкой и парочка помидоров плюс кисель и хлеб. Питание без особых изысков. Сборы — это не пикник. Дома в жизнь не стал бы есть такие, с позволения сказать, блюда, а тут уплетал за обе щеки.

Позволю небольшое отступление. Чем отличается прием пищи в казачьем лагере от столовой или кафе? У нас никто без молитвы за еду не принимается. Помню, как удивленно смотрели в кафе под Ростовом на казаков Таманского отдела, возвращавшихся с Донбасса, куда мы доставили гуманитарный груз, когда по команде атамана отдела Ивана Васильевича Безуглого все как один встали из-за стола, перекрестившись после окончания «Отче наш». Один из посетителей на улице спросил: «Вы всегда перед едой молитесь?».

А что в этом удивительного? Казаки — народ православный.

И крестом и перстом

Каждый день в лагере начинался с подъема флагов России и Кубани и с молитвы. Была и походная церковь, где службу в семь часов утра и в девять вечера справлял отец Сергий (Корнет) — духовник Екатеринодарского отдела, куренной священник «Красного Кута». Слушая его рассказы на куренных сборах, невольно проникаешься непривычными в обыденной суетной жизни чувствами. В силе его рассказов-проповедей убедился сам, выдержав в прошлом году Великий пост. Встречаясь раз в неделю, за час-полтора много о человеке не узнаешь. На сборах же другие возможности.

Как выяснилось, бабушка отца Сергия, внучка атамана хутора Варениковского, с малых лет воспитывала его в духе православия. Влияние на него оказал и потомственный казак Александр Мирончук, живший по соседству. Сергея Корнета увлекла казачья идея. Подошло время, и он принял присягу, став казаком и по крови и по убеждениям. «Казак без веры не казак». Этот афоризм родился не просто так, не ради красного словца. Отец Сергий ощутил мудрость предков на себе.

— Я часто бывал в церкви, стал прихожанином храма Рождества Христова, духовная жизнь меня интересовала все больше и больше, — вспоминает отец Сергий.

Путь к Богу у него не был усыпан розами. Будучи студентом факультета общей математики Кубанского госуниверситета, он, как и его товарищи, искал возможность подработки — на стипендию парню из станицы прожить в Краснодаре трудно. Сергея Корнета взяли в церковный хор, но денег не платили. Попытка устроиться сторожем в храме также не увенчалась успехом.

«За Богом молитва не пропадет» — правоту этой мудрой истины Сергей Корнет ощутил на себе, когда через некоторое время стал звонарем Свято-Екатерининского храма, параллельно исполняя службу пономаря. В 2006 году Сергея Корнета, прошедшего все невзгоды и не отвратившего взор от Христа, рукоположили в дьяконы, а затем — в священники Свято-Покровского храма. Теперь он совмещает духовную службу с казачьей.

— Отец Сергий, вы приехали на военно-полевые сборы, будете стрелять. Как это соотносится с правилами поведения священнослужителя?

— В принципе, как минимум не одобряется. Так я ведь не только священник, но и казак. Из истории мы знаем немало примеров, когда казачьи священники брали в руки оружие и крест и шли на врага, вдохновляя своим примером. Я хотел служить в армии, но по здоровью меня не взяли, поэтому отчасти компенсирую этот пробел участием в сборах нашего отдела. Что касается стрельбы, то, слава Богу, живого противника нет — только мишени.

К слову, на стрельбах отец Сергий, несмотря на неважное зрение, дважды поразил мишень. Один из брошенных им ножей попал в щит. Только вот с метанием остро заточенной саперной лопатки ему не повезло. Но это вообще мало кому удалось.

К чему все это рассказываю? К тому, что чем больше будет в Кубанском войске священнослужителей с казачьими корнями, тем сплоченнее и духовно сильнее оно станет. А нам без веры никуда.

Тяжело в ученье…

Пятница, второй день сборов. С утра солнце начало припекать, ноги в толком не обношенных берцах чувствуют себя неважно — саднят натертые мозоли, побаливают стопы. С ностальгией вспомнил армейские кирзачи, в которых при правильно намотанных портянках ногам было куда комфортнее.

Дорогу до стрельбища все же одолел. Здорово помогла музыка. В нашей роте был баянист, не расстававшийся с инструментом, несмотря на команду командира полка: «Гармошку на стрельбище не брать!».

Задорные звуки баяна и веселые казачьи песни прибавили сил. Часовой на посту неподалеку от стрельбища и тот с чувством сказал: «Молодцы, казаки!».

Расчет сразу же, придя на стрельбище, взять в руки автоматы не оправдался — нас ожидали другие занятия. Впрочем, через некоторое время об этом никто не жалел: уж больно интересно было метать ножи и саперные лопатки. С ножами справились более или менее, а вот с лопатками — слабовато. Метать малый шанцевый инструмент — искусство особое. У кого-то не получался замах — вверх назад за голову, — придающий силу броску. Кто-то метал неплохо, однако мимо цели. Справились с заданием единицы, в число которых мне, увы, попасть не удалось.

В химической подготовке также особо не преуспел. Общевойсковой защитный комплект (ОЗК) с противогазом при нормативе 4 минуты 20 секунд одолел минут за восемь. Если бы не помощь начальника штаба «Красного Кута» Дмитрия Лебонды, то времени бы потребовалось куда больше.

Часть нашего взвода откровенно сачканула, не став упаковываться на палящем солнце в резину ОЗК. Когда его снял, отчасти их понял: камуфляжная куртка — хоть выжимай.

Воинская наука — дело непростое. Казалось бы, что стоит преодолеть метров триста — где перебежками, где ползком. Однако пришлось попотеть, ползя по-пластунски.

Инженерное дело после столь интенсивных занятий — просто отдых. Миноискатель и щуп — металлический штырь, закрепленный на палке, — два основных инструмента сапера. Обнаружив противотанковую мину, осторожно выкручиваешь взрыватель. Правда, есть мины, поставленные на «неизвлечение», есть комбинированные минные ловушки, срабатывающие по команде таймера. Бывают мины в пластиковых корпусах, найти их можно только со щупом или ножом. Да уж, в чем-чем, а в науке убивать себе подобных человечество преуспело.

Слово атамана

Двинувшись в сторону месторасположения роты, заметили выстроившихся товарищей и войскового атамана Николая Долуду. Что делать? Идти опоздавшим вроде бы неудобно. Хорошо, не растерялся атаман «Красного Кута» Александр Бережной, обратившись к Николаю Александровичу: «Господин атаман, разрешите стать в строй?».

Батьку мы ждали на общем построении полка, однако он решил нагрянуть внезапно. Причем сделал это так, что никто не знал, когда именно приедет. Впрочем, занятия на полигоне проходили четко и организованно, поэтому застать врасплох нас Николаю Александровичу не удалось.

Войсковой атаман, командовавший казаками-добровольцами, защищавшими Крым весной 2014 года, еще раз отметил важность тактической подготовки.

— Когда наши казаки пришли на помощь братским народам Приднестровья и Абхазии, часть из них слабо владели тактикой ведения боя. Отсюда и потери среди добровольцев. Нужно нанести максимальный урон противнику, сохранив при этом свои жизни. Для этого необходимо найти укрытие — стену, бугорок, машину, продумать пути отхода. Если местность плоская, без окопа не обойтись. В Крыму за сутки казаки оборудовали позиции, и если бы начался бой с использованием стрелкового оружия, то мы дали бы отпор бандеровцам.

Особое внимание войсковой атаман обратил на огневую подготовку

— Из 450 казаков, стоящих на переднем крае, только десять не держали раньше автомата в руках. Все остальные знали, как стрелять из пулемета, снайперской винтовки и автомата, — подчеркнул Николай Долуда. — Поэтому используйте возможность для совершенствования навыков стрельбы.

На пути к стрельбищу было еще несколько теоретических занятий. Со сборкой-разборкой автомата все справились нормально. Даже семилетний Трофим Кудрявцев, приехавший с отцом. С пулеметом «Печенег» было сложнее, но если погонять нас пару дней, то руки быстро запомнят порядок работы с оружием.

Наконец-то очередь на стрельбище дошла и до нашей роты. К сожалению, нам выдали всего по 12 патронов на ствол.

Каска и бронежилет, без которых на огневой рубеж никто не допускается, были явной помехой, как и солнце, бьющее в глаза. В итоге всего два попадания в мишень. Правда, одно почти в «яблочко».

На этих сборах было гораздо больше, чем годом ранее, детей, подростков и молодежи, и хотя пороха из никто почти никто не нюхал, стреляли неплохо. Конечно, все они были под присмотром взрослых казаков. Дисциплина — на уровне. Хотя не обошлось и без мелких нарушений. Пресекались они жестко и своевременно.

Один из подростков во время инструктажа закурил. Тут же последовала реакция атамана Юго-Западного куреня Евгения Мудрака: — 25 отжиманий — или бегом в лагерь и домой.

С трудом справившись с взысканием, курсант Вацлав Орлянский стал в строй.

Позже в разговоре с ним выяснилось: на атамана он не обижается

— Если провинился, значит, надо отвечать за свой проступок. Евгений Викторович строгий, но справедливый и хочет, чтобы наш курень выглядел не хуже других. Поэтому требует дисциплины и порядка. В первый день сборов мы плохо прошли на общем разводе. Вечером потренировались и на следующий день прошли хорошо.

— Что для себя ты вынес с этих сборов?

— Нужно идти служить в армию, учиться военному делу, привыкать к дисциплине. Чем чаще буду ездить на сборы, тем быстрее чему-то научусь.

Для детей и казачьей молодежи военно-полевые сборы не какая-то «Зарница», а реальная школа жизни.

Еще бы! Где еще казачата смогут подержать в руках новые образцы оружия типа бесшумного автомата «Вал», посидеть на месте механика-водителя и командира боевого танка, вращая башню, нажать на автомат зарядки орудия. Так постепенно дети и подростки, побывав то на сборах, то на занятиях в казачьих школах и классах, то участвуя в поминовениях и праздниках, естественным путем станут настоящими казаками—войнами, готовыми защитить свою семью, свой край и свою Родину.

Вечером и детвора, и взрослые казаки не скучали. На спортивной площадке сражались в футбол и волейбол, соревновались в перетягивании каната, выжимали гири.

От чего страдает дело?

Разговаривая с директором геленджикской казачьей спортивной школы «Баско» Сергеем Тарховым, выяснил поразительную вещь: систему эффективного ножевого боя он разработал, анализируя достижения существующих школ, изучая опыт его учеников, воевавших в различных горячих точках. Ну и, конечно, ежедневные тренировки. И при этом педагог-инструктор тянет на себе все расходы по содержанию казачьей школы, не получая ни рубля помощи.

— Желающих заниматься много, но стесненное финансовое положение не дает возможности для развития клуба. Хотя мы подготовили восемь чемпионов России, среди которых один — по рукопашному армейскому бою. Занятия у нас бесплатные. Если раньше у нас занималось 120 ребят, то сейчас около сорока. Мы и на военно-полевые сборы приезжаем за свой счет.

— Как же вы сводите концы с концами?

— Откладываем деньги с зарплаты.

Наташа Плотницкая и Анна Тюнькина увлеклись неженскими занятиями, овладев азами сабельной рубки и боевой тактики с оружием, оттачивали мастерство в казачьей спортивной школе «Баско».

— Раньше казачки тоже умели держать в руках оружие. У нас казачьи корни, возможно, поэтому увлеклась тактической акробатикой с оружием, — говорит Наташа Плотницкая. — Под руководством Сергея Анатольевича уровень нашего мастерства значительно вырос.

— Как реагируют на ваши занятия сверстницы?

— С восторгом! Сначала просто удивляются и восхищаются, а затем многие из них приходят в наш клуб и занимаются вместе с нами. Упражнения, среди которых и бег, и занятия со штангой, и подкачка пресса, укрепляют силу. Да и на фигуре хорошо сказываются.

Удивительное дело — в казачьей школе занимаются десятки юношей и девушек, детвора тянется — и при этом ни рубля поддержки на благое дело ни от Кубанского войска, ни от администрации Геленджика.

На мой взгляд, именно таким казачьим спортивным школам нужно помогать в первую очередь. Для начала выделить хотя бы несколько ставок инструкторов. Надеюсь, прочитав о достижениях и грамотно выстроенной работе с детьми и молодежью, и Кубанское войско, и мэрия курортного города обратят наконец-то внимание на казачью спортивную школу.

Разбор полетов

Три дня военно-полевых сборов пролетели незаметно.

Настало время — проанализировать уровень проведения казачьих учений, выделив плюсы и минусы. Собственно говоря, минусов фактически не было. Так, незначительные нюансы. Да, были проблемы с нехваткой воды для купания, но тому есть объективные причины. Места для развертывания лагеря Екатеринодарскому отделу командование бригады из года в год выделяет разные.

— Был бы у нас раз и навсегда закрепленный участок для полевого лагеря, мы пробурили бы скважину, установили душевые кабины и решили проблему, — считает атаман Ектеринодарского отдела Виктор Светличный.

С другой стороны, ехали мы не на пикник, так что два дня без душа можно потерпеть.

О растущем качестве организации военно-полевых сборов свидетельствует такой факт: средства были выделены из расчета 400 казаков, однако Виктор Светличный изыскал возможность увеличить численность Екатеринодарского полка до 600 штыков. Хотя желающих было еще больше.

— В следующем году мы постараемся добиться увеличения боекомплекта на каждый ствол. Стрельбы, по моему убеждению, должны проходить не по принципу: поразил мишень — хорошо, не попал в цель — ну и ладно. Огневая подготовка будет проводиться по зачетной системе. Для изучения основ тактической подготовки, минно-взрывного дела, средств связи двух дней недостаточно. Нужно хотя бы дней пять, чтобы обучение шло размеренно, без спешки.

И еще один немаловажный момент. Чем чаще казаки собираются вместе, тем лучше узнают друг друга. В условиях растущей международной напряженности, возможно, Кубанскому войску придется выполнять некие миссии, подобные той, что была в Крыму. Следовательно, чем лучше мы будем знать своих товарищей, тем слаженнее сможем действовать. Случись что — и в бою...

Спецкор «Вольной Кубани», хорунжий Кубанского казачьего войска.

Фото Виктории ЛЕВИНОЙ и Михаила НАЙДЕНКО.
Раздел : Новость дня, Дата публикации : 2015-08-29 , Автор статьи : Сергей КАПРЕЛОВ

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008-2021 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.