Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Март 2012 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Страницы истории  (Архив : 2012-03-21) Сегодня : четверг, 05 декабря 2019 года   
Славные страницы Российского флота

«Черные принцы» утерли нос янки

В марте 1985 года с военно-морской базы Северного флота в поход отправилась атомная подводная лодка. Через некоторое время от причала отошла вторая субмарина, потом третья, четвертая, пятая. Так началась операция «Атрина», о проведении которой не было поставлено в известность даже Политбюро ЦК КПСС. Эта масштабная операция была задумана Главнокомандующим Военно-Морским Флотом СССР Владимиром Чернавиным.

Как рассказывают компетентные источники, Адмирал Флота Советского Союза Сергей Горшков, передавая флот в руки нового главкома, с горечью отметил, что ни в Атлантическом, ни в Тихом океане советские моряки так и не смогли вскрыть районы патрулирования американских атомных подводных ракетоносцев типа «Огайо», чьи ракеты были нацелены на территорию СССР. Новый главком принял это заявление как руководство к действию.

Выбор был остановлен на 33-й дивизии атомных подводных лодок Северного флота, оснащенной современными кораблями и укомплектованной опытными офицерами-подводниками. На вооружении дивизии стояли лодки 671-го проекта. Американцы их относили к классу «Виктор». По советскому шифру они назывались «щуки». За элегантность обводов корпуса субмарины и техническое совершенство моряки уважительно и любовно называли их «черными принцами». Создавались они для уничтожения подводных атомоходов противника, вооруженных ядерными баллистическими ракетами. На одном из таких «черных принцев» и проходил в тот период службу в должности заместителя командира по воспитательной работе Алексей Буглак.

Корни-то казачьи!

Родился он в станице Павловской. Отец, участник Великой Отечественной войны, выписывал газету «Красная звезда». Со школьной скамьи, читая статьи, репортажи, очерки и зарисовки о защитниках Отечества, Алексей проникся уважением к военной службе и твердо решил стать офицером. К тому же и дед его, потомственный казак, немало своих лет отдал службе царю и Отечеству. А когда Алексей послушал рассказы двоюродного брата, проходившего срочную службу во флоте и приехавшего в краткосрочный отпуск, то принял однозначное решение: только флот! И получив аттестат о среднем образовании, поступил в Севастопольское высшее военно-морское училище, по окончании которого молодого лейтенанта направили служить на Северный флот. Начинал с должности инженера по автоматике и контроля главной энергетической установки. В училище и на службе активно занимался общественной работой. Командование, видя склонность к работе с личным составом, направило его на учебу в политическую академию. По ее завершении офицер вернулся на Северный флот и был назначен заместителем командира подводной лодки, экипажу которой и выпал жребий участвовать в важнейшем боевом походе.

Силы НАТО оказались бессильны

— Мы получили приказ о подготовке лодки к выходу в море, — вспоминает Алексей Григорьевич. — Но ни о целях, ни о задачах предстоящего похода нам ничего не сообщалось. Секретность подготовки операции была высочайшая. И лишь в самый последний момент мы узнали, куда и зачем мы пойдем. Нам предстояло вскрыть подводную обстановку у восточного побережья США, в Северо-Восточной Атлантике и Норвежском море в районах боевого патрулирования атомных ракетоносцев США и НАТО.

Американцы привыкли, что советские подводные крейсеры выдвигаются в районы Северной Атлантики для несения боевой службы по одному и тому же маршруту с небольшими отклонениями: либо в пролив между Исландией и Гренландией, либо между Фарерскими и Шетландскими островами. И противолодочные силы НАТО научились перехватывать наши субмарины именно на этом маршруте. Предстояло показать, что мы можем стать неуловимыми и действовать скрытно для нанесения ответного удара.

За «уголок» — так североморцы называют Скандинавский полуостров — атомоходы вышли обычным путем. Вероятный противник, заметивших исчезновение из Западной Лицы (название губы, где базировалась дивизия), поначалу не обеспокоился. Идут корабли хорошо известным маршрутом — значит, предугадать, в какой район Атлантики они собрались, несложно. Но в назначенный час атомные крейсеры дружно повернули и исчезли в глубинах Атлантического океана. Из походной колонны, растянутой на сотни миль, образовалась своеобразная завеса, которая стала смещаться на запад.

Вот тут-то в Пентагоне и забили тревогу! Дивизия советских субмарин идет к берегам Америки скрытно и бесконтрольно. Какие перед ней стоят задачи, неизвестно. Пентагон бросил на поиск шесть подлодок, не считая тех, что находились на патрулировании в Атлантике, десятки противолодочных самолетов, три корабельные поисково-ударные группы, причем одна из них — английская, три корабля дальней гидроакустической разведки. Но прошли сутки, вторые, третьи — результат нулевой. В течение восьми суток советские подводники были недосягаемы для американских противолодочных сил!

«Черные принцы» вошли в Саргассово море, Бермудский треугольник и, не доходя несколько десятков миль до британской военно-морской базы Гамильтон, круто изменили курс. Поставленная задача была выполнена, и можно было возвращаться на базу.

Историк современного отечественного флота контр-адмирал Георгий Костев отмечал, что «командование США борьбу с советскими ракетными подводными крейсерами называло стратегической противолодочной войной. Главными усилиями американского флота в этой необъявленной войне было прежде всего непрерывное слежение за советскими подводными ракетоносцами с немедленным их уничтожением в первые же минуты войны. Понятно, каких средств стоило выполнение этой задачи в мирное время и какой щедрой рукой конгресс США выделял финансы для своих военно-морских сил».

Военный совет Северного флота рассмотрел результаты похода дивизии, в ходе которого была вскрыта подводная обстановка в районе патрулирования американских лодок у восточного побережья США, в Восточной Атлантике. Стало ясно, что сил и средств для тотального контроля в случае массового развертывания атомоходов Северного флота у США и НАТО явно недостаточно. Советские моряки с гордостью праздновали победу в этой, как стали называть ее во флоте, «малой битве за Атлантику».

Скромные награды морякам

При ином генсеке участников похода, вне всякого сомнения, щедро бы наградили орденами и медалями. Но на дворе шла перестройка, «новое мышление», а оно не приветствовало противостояния с США и НАТО. Михаил Горбачев в международной политике все время шел на компромиссы. Представление командира дивизии капитана первого ранга Анатолия Шевченко на звание Героя Советского Союза где-то затерялось. Командиры подводных атомоходов были награждены орденом Красной Звезды. Хотя и за выполнение менее значимых боевых задач прежде вручали орден Красного Знамени. К нему и выписывали представления. Но кто-то решил понизить уровень ордена.

Алексей Буглак был награжден орденом «За службу в Вооруженных Силах СССР» третьей степени. Награду вручал Михаил Горбачев, бывший с визитом в Мурманске по случаю присвоения городу звания города-героя.

На торжественную церемонию предстояло идти в парадной форме, непременным атрибутом которой является кортик. Флотское начальство поначалу приняло решение, что все награжденные должны предстать перед генсеком без кортиков. Видимо, опасались, как бы чего не вышло. Но, поразмыслив, приказали: кортики надеть.

Алексей Буглак дослужился до должности заместителя командующего флотилией атомных подводных лодок по воспитательной работе, являлся членом военного совета флота. Еще будучи молодым морским офицером, заинтересовался историей подводного флота. Ведь в ней очень много белых пятен.

Уйдя в запас и приехав на постоянное место жительства в Ейск, своего пристрастия к истории подводного флота не оставил. Изучая различную литературу, получая отрывочные сведения из архивных источников, Алексей Григорьевич установил, что и в Азовском море в период Гражданской и Отечественной войн действовали подводные лодки, правда непродолжительное время.

Первой ПЛ был «Тюлень»

Белогвардейская субмарина «Тюлень» совершила переход из Севастополя в Геническ, что на Украине, и там осуществляла огневую поддержку своих войск. Подлодка имела на вооружении четыре торпедных аппарата, по одному 37- и 75-миллиметровому орудию и один пулемет. Кстати, она считается самой результативной отечественной субмариной времен первой мировой войны. Экипаж подводной лодки прославился тем, что в октябре 1916 года вступил в надводном положении в бой с турецким военным транспортом «Родосто» (почти в 10 раз большим по водоизмещению и сильнее по вооружению), одержал победу и привел судно в Севастополь в качестве своего приза.

«Малютки»

Документально подтверждается присутствие в годы Великой Отечественной войны в водах Азовского моря подводных лодок типа «М». Осенью 1941 года две подлодки под командованием старшего лейтенанта В.М. Прокофьева и капитан-лейтенанта Э.Б. Бродского из состава отдельного учебного дивизиона подлодок Черноморского флота были срочно направлены из Новороссийска в Керчь. В штабе Керченской военно-морской базы они получили задачу: поочередно выходить в море для несения дозора, разведки, обнаружения и уничтожения плавсредств противника. Командиры представили, в каких сложных условиях им придется нести службу. Особую опасность представляли малые глубины, которые не позволяли подводникам соблюдать скрытность плавания, исключали свободное маневрирование.

Как впоследствии вспоминал об этом походе командир Э.Бродский, на ходу даже в надводном положении на малых оборотах винта со дна поднимались ил и песок, оставляя за кормой лодки заметный след даже ночью. До рассвета была найдена подходящая глубина. Лодка легла на грунт и стала вести наблюдение в перископ за поверхностью моря и воздухом. Всплывали ночью для подзарядки аккумуляторов, меняли позицию. И так в течение всех пяти суток.

Утром 2 ноября субмарина вернулась в Керчь, а вечером ей на смену ушла вторая подлодка, командир которой придерживался той же тактики. 8 ноября, исчерпав запас автономности, лодка вернулась к причалу. За это время обстановка на сухопутном фронте изменилась не в пользу Красной Армии, поэтому командование приняло решение о возвращении обеих субмарин в Новороссийск. Куда они благополучно и прибыли 10 ноября 1941 года.

Закономерно возникает вопрос: а была ли необходимость посылать экипажи в Азовское море на верную гибель? Может быть, историки, изучая в архивах документы тех лет, и найдут ответ на этот вопрос. Вот и Алексей Буглак не теряет надежды раскрыть завесу тайны над этой военной операцией…

Собкор «Вольной Кубани».

Ейск.
Раздел : Страницы истории, Дата публикации : 2012-03-21 , Автор статьи : Георгий ТИМОФЕЕВ

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.