Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Апрель 2011 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
27282930123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526272829301

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Страницы истории  (Архив : 2011-04-15) Сегодня : вторник, 01 декабря 2020 года   
Год космонавтики

Незабываемые встречи с Виктором ГорбаткоСудьбоносные совпадения

Совсем не верится, что яркая жизнь нашего земляка космонавта Виктора Горбатко начиналась в известном разве что специалистам и любителям коневодства маленьком кубанском поселке Восход. Впрочем, космические гении К.Э. Циолковский, С.П. Королев и первый космонавт Ю.А. Гагарин тоже выросли отнюдь не в столицах, а кем стали! В такой же простой трудовой семье колхозницы и ветфельдшера появился на свет и Витя Горбатко. А с Юрием Алексеевичем они еще и ровесники, Горбатко в этом году (3 декабря) отметит 77-ю годовщину своего рождения, столько же 9 марта исполнилось бы и Гагарину. Оба, как и 20 других летчиков из первого (гагаринского) отряда космонавтов, были детьми войны.

Виктор Васильевич вспоминал, как старики рассказывали им, мальчишкам, что название «Восход» их 33-й конезавод получил благодаря маршалу Советского Союза Семену Михайловичу Буденному. В период Гражданской войны он был командующим Конной армией, которая с боем взяла поселок конезавода на самом рассвете, во время восхода солнца. И якобы Буденный изрек: «Все, Восход теперь наш». Так это или не так, неизвестно, но 33-й конный завод получил именно это название. А с 1964 года, будучи уже в отряде космонавтов, бывший кубанец-восходовец Виктор Горбатко в экипажах с Евгением Хруновым и Борисом Волыновым проходил подготовку на космических кораблях «Восход», «Восход-2» и «Восход-3». Были совпадения и с Валерием Быковским. Сначала по программе «Интеркосмос» с немецким космонавтом Горбатко был дублером у него, а потом, во время советско-вьетнамского полета, они поменялись ролями — теперь дублером Горбатко стал Быковский.

Но было интересно узнать, как обычный сельский парнишка решил летать. Об этом рассказал он сам. В 1942 году, перед самым наступлением фашистов на Северный Кавказ, часть племенного стада конезавода удалось эвакуировать. А часть лошадей переправить в тыл не успели (людей не хватало, большинство конников ушли на фронт), животные на время оккупации остались в поселке вместе с детьми и женщинами. И в один летний день семилетний Витя из укрытия со слезами наблюдал, как немецкий летчик с воздуха расстреливал табун. Он не просто вел обстрел, убивая скакунов, а буквально издевался над беззащитными животными, делая над ними смертельные круги. И такая мальчишку взяла тогда злость, такое появилось желание уберечь родное небо от гадов, защитить свой поселок! Витя был уверен, что сможет, ведь летчиком стал на войне его старший брат, летал на самолете муж сестры.

Детская мечта стала исполняться, когда в 1952 г. по комсомольской путевке его направили в Павлодарскую авиашколу первоначального обучения. Это была удача, ведь, как правило, здесь учились парни, окончившие аэроклубы. После летной школы Виктор тоже по счастливой случайности поступил в истребительное училище г. Батайска, хотя в том 56-м году был резко сокращен набор в военные училища. С красным дипломом Виктора Горбатко совершенно случайно направили в Одесский военный округ. Хотя, как отличник и перворазрядник, он имел право выбора и ждал распределения на Дальний Восток или в Группу советских войск в Германии, Чехословакии, Польше. На вопрос, где ему назначено служить, майор ответствовал: «Ты ж украинец, тебя и определили в Одессу». И летчик-истребитель Горбатко спорить не стал, тем более что ему так хотелось увидеть море. На конечный пункт следования он прибыл поздно вечером, куда идти — не знал, поэтому заночевал прямо на вокзальной скамейке. А утром подъехали еще 15 выпускников, и всех вместе их увезли в г. Тирасполь, где располагался военный аэродром. Сюда группа прибыла тоже ночью, но здесь пришлось спать в штабе на столах. В этой части Виктор проходил службу вплоть до 1959 года, когда он попал в будущий отряд космонавтов.

Первый, гагаринский

Виктор Горбатко испытывал в небе современные типы самолетов, был аттестован на командира летного звена и строил планы на будущее — хотел поступить в Военно-воздушную академию в Монино. И вдруг его вызывают в штаб полка, замполит представляет его «товарищу из особого отдела», и после совершенно непонятной беседы с вопросами, хочет ли он летать выше сверхзвуковых самолетов, на спутниках (слово «космонавт» тогда не употреблялось), ему предложили подписать документы о неразглашении государственной тайны. Все, что происходило тогда в Тирасполе, было строго засекречено. Естественно, Виктор, как и другие летчики, с предложением согласился и нужные документы подписал. Его дальнейшая судьба теперь зависела от результатов жесткой медкомиссии, которую все 450 человек, отобранных на собеседовании, небольшими группами проходили в Москве. Горбатко был в группе с однокурсником Евгением Хруновым. А первым, с кем Виктор познакомился в палате, был Юрий Гагарин. После комиссии из 450 летчиков осталось всего 20, зачисленных в первый отряд космонавтов. Потом, в ходе подготовки, из этих 20 осталось только восемь самых здоровых, выносливых и сильных духом. Позже отчислили еще одного, осталось семь. В космос слетали шесть: Гагарин, Николаев, Попович, Быковский, Леонов и Горбатко; Быковский и Горбатко — по три раза. Но почему первым стал именно Гагарин?

Виктор Васильевич рассуждает: «Юра всегда выделялся в нашей группе. В отличие от других у него было много положительных качеств, главное — высокое чувство долга. Он нравился начальству и был дружелюбен со всеми ребятами. А я, например, мог возразить руководству, поспорить, был иногда ершистым. И когда Юру назначили командиром, он был очень хорошим командиром. В первый раз, когда к нам пришел познакомиться и побеседовать Сергей Павлович Королев, мы построились в строй по алфавиту, и не Юра стоял первым, а Быковский, Волынов. Но Главный конструктор (тогда его называли без фамилии, просто «С.П.») остановился напротив Гагарина рядом со мной и о чем-то тихо недолго с ним поговорил. Все остальные только назвали свои имена. Почему-то уже тогда я подумал, что именно Юра полетит первым. И не ошибся, случилось именно так, как и должно было случиться. После своего полета он сказал, что мы все тоже обязательно слетаем… А с Королевым потом все легко общались, он смешно называл нас «орелики».

А на вопрос, что самое опасное пришлось пережить в космосе, Виктор Васильевич ответил, что трудностей во время полетов было много. Но самым сложным назвал второй полет на «Союзе-24» в феврале 1977 года, который длился более недели. Горбатко в экипаже с бортинженером Юрием Глазковым летал командиром. В их задачу входила стыковка со станцией «Салют-5». Считалось, что она отравлена, поэтому космонавты даже взяли с собой противогазы. Перед этим один экипаж из-за психологического надрыва покинул станцию досрочно, а второй не смог с ней состыковаться из-за сбоя системы.

Пришлось туго и экипажу Горбатко. Приборы тоже забарахлили, и корабль буквально уводило. Если бы командир полностью доверился их показаниям, то потеряли бы станцию и пришлось бы приземляться раньше времени. Но Виктор Васильевич не потерял самообладания и перешел на ручное управление, визуально определяя параметры. И стыковка прошла успешно, хотя производилась при слабом освещении на ночной стороне. Третий полет, с вьетнамцем Фам Туаном, прошел гладко, космонавты дружат до сих пор.

Более полувека космос объединяет членов первого отряда. Из 12 героев, покоривших просторы Вселенной, сегодня осталось всего четверо: Валерий Федорович Быковский, Борис Валентинович Волынов, Виктор Васильевич Горбатко и Алексей Архипович Леонов. По словам Виктора Васильевича, сильно они не дружат, но временами общаются. Каждый занят своим делом. А вот по объему общественной деятельности, какую ведет наш земляк, Горбатко нет равных. Чтобы перечислить все его общественные должности и организации, потребуется печатный лист.

Как говорит жена Алла Викторовна Горбатко-Любимова, дома мужа можно застать только глубокой ночью. Даже подольше поспать, как большинство москвичей, он себе не позволяет. Каждое утро дежурная городка космонавтов привычно открывает шлагбаум перед черной Mitsubishi Pajero, и Виктор Васильевич уверенно выезжает на очередное мероприятие в Федерации космонавтики или Обществе российско-монгольской дружбы, где отмечается 30-летие полета в космос советско-монгольского экипажа и очередная 71-я годовщина победы на Халхин-Голе. Кстати, Горбатко работает здесь на общественных началах еще с 1971 года, был заместителем у легендарного Семена Михайловича Буденного — того самого маршала, которому, по рассказам ветеранов конезавода «Восход», он обязан своим красивым названием. А с 1973 года, после его смерти, космонавт возглавил эту международную общественную организацию.

Четвертый «полет»

Но хотя на Земле хватает дел и хлопот, Виктор Васильевич признался, что по ночам ему не перестает сниться космос. Иногда даже кажется, что он проходит подготовку к четвертому полету. А когда просыпается, вовлекают в свой бесконечный водоворот земные заботы. Обо всем этом — трудах, переживаниях и надеждах мы говорили с ним и его супругой Аллой Викторовной в их красивой и уютной квартире, занимающей три этажа пентхауса. Горбатко любезно согласились на встречу, когда узнали, что в Москву едет землячка Виктора Васильевича. Поэтому разговор за чаем с медом получился такой домашний, искренний. Между прочим, мед собирают на родине Гагарина в Смоленской области, где у зятя надел земли, а Виктор Васильевич теперь и сам стал заядлым пчеловодом. Алла Викторовна принимала участие в беседе, успевая хозяйничать на своей кухне с бегающим живым кроликом (подарок В.В. на Новый год), то и дело подставляя на стол новые угощения. И все у нее было такое аппетитное, вкусное.

В непринужденной домашней обстановке Виктор Васильевич по многим вопросам высказывался прямо и категорично, как привык в жизни, хотя это ему не раз навредило. Критиковал новую модель образования, неразумное отношение к российским недрам, природе, охране окружающей среды. Теплел голос и блестели глаза, когда тема касалась его близких — детей, внуков. Рассказал о дочерях Ю.А. Гагарина — обе в Москве, старшая, Елена, возглавляет музей в Кремле. На вопрос о моей любимой Валентине Владимировне Терешковой, о которой все школьные годы читала со сцены стихотворение «Чайка», Горбатко ответил, что она осталась деятельной и активной, ведет большую общественную работу в международной ассоциации в Москве, на родине в Ярославле — зампредседателя областной Думы. Спросила героя-земляка: чего ему больше всего хочется? И Виктор Васильевич ответил: огорчает, что в обществе в целом снизился интерес к космонавтике. Многие школьники не знают даже имен первых космонавтов планеты. Привел в пример родную сердцу Кубань. Отсюда родом еще А.Березовой, Г.Падалка, С.Трещев. А Виталий Севастьянов хотя и родился на Урале, но потом жил в Майкопе и в Сочи. Но и на малой родине мало кто о них знает, особенно молодежь. Нет должного внимания, нет серьезного музея космонавтики. Вот чего хотелось бы человеку, совершившему три полета к звездам, а на Земле — во всех частях света, начиная с родного поселка Восход, посадившему своими руками не просто огромный сад, а целый лес деревьев.

Ольга ЛАТЫШЕВА.

Новокубанск — Москва — Новокубанск.
Раздел : Страницы истории, Дата публикации : 2011-04-15 , Автор статьи :

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.