Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Декабрь 2010 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Кубанские казаки  (Архив : 2010-12-16) Сегодня : воскресенье, 15 декабря 2019 года   
Слово ученого

Казак без земли не казак!

Вашему вниманию предлагаются заметки известного кубанского ученого-историка Валерия Ратушняка. Автор сравнивает дореволюционное и современное казачество, роль государства в его поддержке и предлагает пути дальнейшего становления и развития казачьих обществ.

До революции казак был военным крестьянином. Он занимался сельским хозяйством, а попутно исполнял функции военнослужащего. Как и большинство крестьян, он пользовался индивидуально полевым общинным наделом и вместе со всеми станичниками (односельчанами) — коллективными сенокосами, пастбищами, выгонами и т.д. Но крестьяне платили государству многочисленные налоги, они доходили в начале XX века до четвертой части крестьянских доходов. Казаки же прямых налогов не платили, но отрабатывали право владения общинной землей военной службой, а часто и кровью, так как они участвовали во всех военных, в том числе локальных, действиях России.

Об их мобилизационной готовности говорит факт, что уже в первый день начала первой мировой войны два полка кубанских казаков уже отправлялись на фронт с Екатеринодарского железнодорожного вокзала. Об их оплате земли кровью говорит и тот факт, что в годы первой мировой войны от крестьян призывного возраста уходило в армию до 12 процентов мужчин, от казаков — более 26 процентов. Правда, справедливости ради следует сказать, что казачьи наделы в среднем были в два-три раза больше, чем у надельных крестьян.

Первоначально служба казаков была фактически пожизненной, но с 1875 г. она начиналась с 18 лет (до 21 года — подготовка в родной станице). С 21 года начиналась строевая служба в три очереди (4 года х 3). В первые четыре года казаки служили в строевых частях, затем восемь лет в родных станицах с вызовом на военные сборы. С 33 лет уходили в запас и призывались в случае войны. В 38 лет зачислялись в ополчение. Снаряжение в армию происходило за счет самого казака (исключая винтовку, которую ему выдавали).

Современное реестровое казачество вновь призывается к эпизодической государственной службе (охрана правопорядка, пограничное дежурство, МЧС и т.д).

Предполагается формирование казачьих подразделений, где постоянно будут служить казаки. Можно создавать казачьи подразделения, например, на сторожевых судах, где служили бы одностаничники или жители станиц ближайших районов. В обществе сложилось неверное мнение, что казаки были всегда кавалеристами. Между тем история казачества связана с водной стихией. Ермак шел в Сибирь на стругах, а не на конях.

Надо, начиная с казачьих школ, путем высокого патриотического и физического воспитания готовить ребят к поступлению в военные училища или предварительно в кадетские казачьи корпуса, которые должны, как и суворовские училища, готовить к поступлению в военные училища или на военную службу. Причем процесс обучения и воспитания должен быть поставлен в казачьих школах так, чтобы ученикам непременно хотелось стать защитниками Отечества.

Здесь речь идет о той части казачества, которая свяжет себя постоянной службой в армии. А что делать с тем большинством казаков, которые выполняют разовые государственные функции или возвращаются, отслужив в армии, в родные станицы? Вот здесь-то и понадобится их традиционная связь с землей и со своим казачьим обществом. Раньше государство наделяло станицы землей в соответствии с численностью населения. Станицы уже между собой делили эти земли и распределяли среди членов общины. Их можно было бы считать своеобразными фермерами, если бы не переделы земли, которые периодически производили общины. Но иногда веление времени диктовало казакам необходимость объединяться в производственные или кредитные кооперативы, которые давали возможность более рационально использовать свой труд и хозяйственные возможности.

В период перестройки начала 1990-х годов устами публициста Юрия Черниченко и других был брошен клич о роспуске колхозов и переходе к всеобщему фермерскому хозяйствованию. При этом не учитывалось, что время индивидуального мелкого крестьянского хозяйствования, пусть даже на собственной земле, кануло в Лету. Иные научно-технические, экономические и товарно-денежные условия. Яркий тому пример — США, где господствуют гигантские фермы-фабрики (2 процента всех ферм) и отчасти средние с годовым доходом до 500 тысяч долларов (12 процентов всех ферм). Около 300 тысяч американских фермеров разорилось, 86 процентов всех фермеров получают свои основные доходы вне сферы фермерского производства. Да и об успехах российских и кубанских фермеров что-то не очень слышно. Большинство бывших колхозников вернули в аренду полученные участки либо тем же колхозам, либо преобразованным акционерным компаниям.

Для организованных казачьих обществ путь работы на земле мог бы быть таким. Казачье общество получает от государства в постоянное пользование землю в соответствии с числом членов этого общества. Если общество решает вопрос с коллективным пользованием землей, оно создает свой производственный кооператив с организационными структурами. Здесь необходима финансовая помощь государства в виде долгосрочной, с пониженным процентом ссуды. Колхозы имели один существенный недостаток — мелочно опекались государством, и большинство прибыли шло этому же государству.

Если казачье общество решит, что каждый член его будет пользоваться полученной землей индивидуально, то все равно ему не избежать кооперирования, хотя бы кредитного. Но и здесь нужны будут ссуды государства для формирования основного капитала. Именно так помогало дореволюционное государство кредитным кооперативам крестьян и казаков, и число вошедших в кооперативы составило более 10 миллионов семей России. Реализация своего урожая индивидуально — тоже проблема. Коллективно — уже легче.

И везде — в госслужбе и в аграрном вопросе — необходима помощь государства. Например, вошедшие в реестр казаки и несущие эпизодическую госслужбу могли бы иметь право не платить подоходный налог (это напоминает дореволюционный опыт). Или пусть их работа достойно оплачивается, так как она не так легка, а иногда и связана с риском для жизни.

Валерий РАТУШНЯК.

Доктор исторических наук, член Совета по делам казачества при Президенте Российской Федерации.
Раздел : Кубанские казаки, Дата публикации : 2010-12-16 , Автор статьи :

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.