Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Декабрь 2010 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Здравоохранение  (Архив : 2010-12-10) Сегодня : понедельник, 19 августа 2019 года   
Актуальное интервью

Большинство убийц, маньяков вменяемы…

На вопросы «Вольной Кубани» отвечает главный психиатр ЮФО, главный врач ГУЗ «Специализированная клиническая психиатрическая больница № 1» профессор Виктор КОСЕНКО

Кубанская психиатрия, по мнению федеральных специалистов, является одной из авторитетных отраслей российского здравоохранения в вопросах диагностики, лечения и оздоровления душевнобольных. Опыт работы кубанских психиатров в качестве образца был заслушан в Москве на 15-м Всероссийском съезде психиатров с международным участием в ноябре этого года.

Об этих успехах и достижениях не раз писали в центральных и региональных средствах массовой информации, но вот сугубо специальные разделы кубанской психиатрии — вопросы судебно-психиатрической экспертизы по понятным причинам практически не освещались, всегда оставаясь в тени, хотя с нею ежегодно сталкиваются тысячи жителей нашего края.

— Виктор Григорьевич, средства массовой информации все чаще пишут об уводе преступников от ответственности врачами-психиатрами. Что вы можете сказать по этому поводу?

— В последние дни в центральной и местной прессе нередко фигурировали различные домыслы, что кущевские преступники начали прятаться в психиатрической больнице, предъявлять следствию справки о своем психическом нездоровье. Мне было обидно слушать и читать, когда об этом искаженно судачили центральные средства массовой информации, которые, по-видимому, больше пользовались сплетнями и слухами и выдавали свои домыслы за истину. Вдвойне обидно, когда это делали наши уважаемые газеты. Например: «…мать Сергея Цапка — Надежда Цапок… перебралась в психиатрическую больницу… у женщины тоже нервный срыв». Отвечу сразу же: это ложь! Или, к примеру, читаем на страницах другой газеты: «Бандиты создали свои психушки, в которых всегда можно отсидеться». Что здесь скажешь — опять бред! Разве трудно было корреспондентам поинтересоваться у меня либо у других специалистов, как все обстоит на самом деле?

— Где в крае проводятся судебно-психиатрические экспертизы и как часто?

— Все виды судпсихэкспертиз проводятся только в головном психиатрическом учреждении — ГУЗ «Специализированная клиническая психиатрическая больница № 1», где созданы максимально нормальные условия для содержания и проведения объема исследований лицам, направленным к нам на судпсихэкспертизу. Здесь же в 1996 году проводилась судпсих-экспертиза и в отношении ныне покойного Николая Цапка. Только наша больница имеет государственную лицензию на этот вид деятельности.

В среднем у нас каждый год проводится более четырех тысяч судебно-психиатрических экспертиз данного профиля, из них более 60 процентов — по уголовным делам. Могу сказать, что практически все случаи убийств, совершенных на территории Краснодарского края, проходят экспертное освидетельствование в нашем учреждении, причем невменяемых — единицы.

— Какие виды судпсихэкспертиз выполняются в вашей больнице?

— Абсолютно все необходимые для российского судопроизводства: чисто судпсихэкспертизы, комплексные психолого-сексолого-психиатрические экспертизы (стационарные и амбулаторные), в том числе и для лиц, содержащихся под стражей, а также заочные и посмертные. Кстати, Николаю Цапку тогда проводилась экспертиза в стражном отделении нашей больницы по постановлению следственных органов.

— Виктор Григорьевич, имеют ли место случаи какого-либо давления на психиатров при производстве той или иной экспертизы?

— За специалистов ответить трудно. Применительно к себе скажу, что редко, но бывают. Явного давления на меня не оказывалось, но случаи настойчивого интереса к результатам экспертизы были. Разумеется, все эти поползновения категорически отвергались.

— Можно ли в принципе фальсифицировать экспертное заключение?

— Практически невозможно, так как в производстве судпсих-экспертиз участвуют как минимум три специалиста, а в сложных случаях — и консультанты с кафедры психиатрии Кубанского государственного медицинского университета. Согласно действующему законодательству каждый эксперт является независимым специалистом, имеющим право на свои сугубо личные суждения, которые может письменно высказать в своем особом мнении. По результатам такого обследования оформляется комиссионное экспертное заключение, под которым подписываются все члены комиссии.

А вообще нужно четко понимать, что окончательную правовую оценку экспертному заключению дает суд. Так было с Николаем Цапком, когда он судом был направлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу.

— Бывают ли конфликты по результатам судебно-психиатрических экспертиз? Ведь, наверное, не всех устраивают экспертные выводы?

— Бывают, и нередко. Особенно это прослеживается в гражданском процессе, когда в судебной тяжбе участвуют истцы и ответчики, как правило в имущественных делах, когда оспаривается крупная имущественная сделка. В эту так называемую борьбу пытаются втянуть и врачей-психиатров, подключая адвокатов с той или иной стороны. При этом врачей могут обвинить во всех смертных грехах, пытаются шантажировать, угрожать…

— Возможна ли симуляция психического заболевания, чтобы избежать заслуженного правового наказания?

— Да, такие попытки возможны и в экспертной практике нередки. Однако попытка симуляции обязательно будет раскрыта. Симулировать психическое расстройство, чтобы это было убедительно, поверьте мне, крайне сложно.

— Если психически больной совершает преступление, что его ожидает?

— Тюрьма или специализированное психиатрическое учреждение. В случае подтверждения в ходе судебно-психиатрической экспертизы психического заболевания и неспособности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими эксперты рекомендуют применение к человеку принудительных мер медицинского характера. Лица, находящиеся на принудительном лечении, в обязательном порядке каждые шесть месяцев освидетельствуются врачебной комиссией на предмет оценки психического состояния, это врачебное заключение обязательно отправляется в суд. Особо хочу подчеркнуть, что назначает и отменяет принудительное лечение в психиатрическом стационаре суд и только суд, он вправе и продлить его.

— А могут лишить свободы человека, страдающего психическим расстройством?

— Случаи применения судами ст. 22 УК РФ, которая подразумевает ограниченную вменяемость и не освобождает от уголовной ответственности, возможны. Эта статья предусматривает наблюдение, а при необходимости и лечение психических расстройств по месту отбытия наказания. Ограниченная вменяемость рекомендуется лицам с психическими расстройствами, когда превалирует социальная дезадаптация, а психопатологическая симптоматика выражена нерезко.

— Получается, что не каждый психически больной подлежит освобождению от уголовной ответственности?

— Да, это так. Наличие психического заболевания далеко не всегда влечет за собой факт невменяемости. Здесь огромную роль играет диагноз, стадия и течение заболевания, его глубина, социальная опасность, выраженность клинических проявлений. В нашем крае с признаками неглубоких психических расстройств до 70 процентов признаются вменяемыми, 13 процентов — это психически здоровые и только 7 процентов подлежат освобождению от уголовной ответственности. К сведению: в целом по России этот показатель составляет около 12 процентов.

Подтверждением сказанному может служить пример кратковременного нахождения больного С.Ц. в психиатрической больнице в 2007 году, когда были констатированы всего лишь ситуационные расстройства нервной системы, абсолютно не повлекшие за собой выраженных нарушений психической деятельности, которые не могут повлечь за собой освобождения от уголовной ответственности.

— Виктор Григорьевич, вы работаете с криминальным контингентом и лицами с асоциальным поведением. Какие чувства у вас вызывает общение с ними?

— Профессиональный статус и соответствующая подготовка не позволяют нам выплескивать все эмоции, вызываемые характером преступления. Нередко приходится сдерживать себя при многодневном и систематическом общении с преступниками, скрывать свои человеческие эмоции. Будь мое право, я бы не стал заискивать перед западной идеологией по поводу того, нужна ли смертная казнь. Ведь большинство убийц, маньяков, педофилов и им подобных вменяемы и прекрасно осознают свои действия.

Кстати, в США в некоторых штатах до сих пор не отменена смертная казнь.

— Вы говорите о многодневном общении с подэкспертными. Так сколько же времени длится экспертиза?

— При тяжелых правонарушениях, как правило, назначается стационарная судпсихэкспертиза. Законом на ее проведение отведено до 30 дней, в сложных случаях можно ходатайствовать перед судом о ее продлении, но не более чем до 90 суток. Это не значит, что 30 дней — фиксированный срок. В яснодиагностических случаях она может занимать значительно меньше времени.

— Иногда суд назначет повторную судпсихэкспертизу, отдавая предпочтение выводам специалистов ГНЦ социальной и судебной психиатрии имени Сербского. Они что, не доверяют нашим краевым экспертам?

— Суды вправе подвергать сомнениям любые материалы уголовного или гражданского дела. По действующему законодательству любому экспертному заключению правовую оценку дает только суд. Хочу особо обратить внимание, что заключение специалистов ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского каких-либо преимуществ перед заключением наших специалистов не имеет. Назначают и нам судпсихэкспертизы судебно-следственные органы, к примеру — из различных территорий Южного и Северо-Кавказского федеральных округов для уточнения экспертных выводов, сделанных ранее другими комиссиями. Кстати, процент расхождения заключений наших и московских специалистов минимален (не более одного), и он, как правило, различается лишь юридическим критерием, а медицинский критерий, то есть диагноз, абсолютно совпадает.

— Что вы можете сказать по поводу психического здоровья задержанных по «кущевскому делу» лиц?

— Я не могу заочно судить об их психическом здоровье. Однако, по моему мнению, столь жесткое, вызывающее преступление абсолютно психически здоровые люди совершить не могли. Налицо личностно-характерологические особенности, но это совсем не значит, что они повлекут за собой освобождение от уголовной ответственности. Лишний раз подчеркиваю, что далеко не каждое психическое расстройство подразумевает признание человека невменяемым.

Что касается фигурантов «кущевского дела», которым с учетом тяжести совершенного преступления, конечно, будет назначена судпсихэкспертиза, я не могу прогнозировать экспертные выводы. Поверьте мне, это кропотливая и деликатная работа профессионалов.

— Но ведь ранее уже преступник из Кущевки признавался судом невменяемым. В свое время Николай Цапок, ныне покойный, был освобожден от уголовной ответственности по результатам судебно-психиатрической экспертизы. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Да, и в этом нет ничего удивительного. Внешне человек для общества может выглядеть сохранным и благополучным, но в то же время иметь тяжелую и хроническую патологию со стороны головного мозга, а соответственно и психики, что в определенных условиях лишает его возможности адекватно оценивать ситуацию, осознавать характер своих действий и давать им отчет.

Что касается второй части вопроса, я действительно могу дать некоторые пояснения, касающиеся закрытого уголовного дела в отношении уже не существующего человека. Так вот: могу достоверно сообщить вам, что за несколько лет до совершенного правонарушения Николай Цапок имел ряд тяжелейших черепно-мозговых травм, по поводу которых он неоднократно стационарно лечился в лечебных учреждениях станицы Кущевской в отделениях непсихиатрического профиля (1991—1993 гг.), а также в Ростовской области по поводу выраженной церебральной патологии (1995). В последующем, в связи с отчетливо прогрессирующим течением его психоорганического расстройства, нарастали психические проявления, поэтому в январе 1996 года он был помещен психиатром Кущевского района на лечение в ГУЗ «Специализированная психиатрическая больница № 3» (Алексеевская психиатрическая больница Кущевского района), где ему выставлен четкий диагноз психического заболевания.

В последующем он поступил к нам на судебно-психиатрическую экспертизу, где был всесторонне обследован, на основании чего было вынесено объективное, квалифицированно-комиссионное экспертное заключение. Суд, согласившись с выводами экспертов, назначил в отношении Николая Цапка принудительное лечение. В последующем он неоднократно лечился в психиатрических стационарах края, его заболевание продолжало прогрессировать, вследствие чего ему была установлена медико-социальной экспертизой вторая группа инвалидности по психическому заболеванию.

— В прессе утверждается, что бандиты, заручившись справками от психиатров, уходят от ответственности или пытаются попасть в психиатрические больницы с целью превентивной симуляции…

— Позволю себе повторить, что освобождает от уголовной ответственности только судебное решение на основе судебно-экспертного заключения. Иметь на руках справку от психиатра и находиться в психбольнице может любой гражданин с той или иной психической патологией, но это опять же совсем не значит, что он будет освобожден судом от уголовной ответственности. Могу добавить, что за последние три года только в Кущевском районе врачами-психиатрами было выдано 9904 справки. Это справки о состоянии психического здоровья по поводу хранения и приобретения оружия, управления любым видом транспортного средства, допуска к работе, к службе в охранных и им подобных военизированных структурах.

Что касается темы нашей беседы, то хотелось бы пожелать вашим коллегам по перу объективно освещать работу врачей-психиатров, не быть голословными, не нагнетать негативную обстановку в обществе. Надеюсь, что, осмыслив все происшедшее (беспочвенные нападки и публикации непроверенных фактов), по истечении времени мы получим извинения от авторов.
Раздел : Здравоохранение, Дата публикации : 2010-12-10 , Автор статьи : Ольга ЦВЕТКОВА

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.