Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Ноябрь 2010 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293012345

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Страницы истории  (Архив : 2010-11-10) Сегодня : пятница, 24 мая 2019 года   
Черная дата

Последний путь линкора

В конце октября 1955 года в Северной бухте Севастополя при таинственных обстоятельствах взорвался и затонул флагман Черноморского флота линкор «Новороссийск». Трагедия унесла жизни 604 моряков. До сих пор, спустя 55 лет, не утихают споры о причинах гибели корабля, выдвигается множество версий катастрофы. Но при этом забывается другая сторона той трагедии — поистине героические усилия моряков поисково-спасательной службы Черноморского флота, поднявших корабль и проводивших его в последний путь.

Забытый архив

В середине 90-х годов прошлого столетия довелось целую неделю провести в Севастополе, в бригаде спасателей ЧФ России. Мы снимали фильм об участии черноморцев в спасательных работах на лайнере «Адмирал Нахимов». Встречались с участниками, живыми свидетелями проводимых в сентябре 1986 года в Цемесской бухте водолазных работ по подъему тел погибших на теплоходе пассажиров и членов экипажа.

В многочисленных интервью некоторые ветераны поисково-спасательной службы сравнивали две самые ужасные катастрофы в истории отечественного военного и гражданского флотов. Рассказали много интересных, малоизвестных фактов о линкоре «Новороссийск», которые в наш фильм не могли войти. Но остались записи в журналистском архиве, которые были забыты, будто ждали своего часа.

Заслуга извлечения из небытия истории линейного корабля «Новороссийск», безусловно, принадлежит писателю-документалисту Николаю Черкашину. Он проделал огромную работу и детально исследовал картину гибели бывшего флагмана, проанализировал возможные причины трагедии, а главное — выполнил благородную миссию по восстановлению светлой памяти погибших моряков. Писатель рассказал о последних часах линкора. А о его дальнейшей судьбе упомянул лишь вскользь.

Мы же имеем возможность рассказать о подъеме корабля, выгрузке боезапаса, разделке на металл. И о людях — офицерах, мичманах, старшинах и матросах, которым было доверено выполнение этих трудных и опасных задач. Источниками нашего повествования стали воспоминания тех офицеров Черноморского флота, которые с первого и до последнего дня были участниками всех работ на линкоре «Новороссийск». Наиболее ценными сведениями поделился полковник Элиазар Ефимович Лейбович, возглавлявший в свое время аварийно-спасательную службу ЧФ.

Вверх килем

Сильный взрыв на линкоре произошел в 1 час 31 минуту ночи 29 октября. В результате образовалась пробоина площадью 150—170 квадратных метров от днища до полубака. Борьба за живучесть корабля продолжалась до 22 часов, но спасти его так и не удалось, он полностью затонул. «Новороссийск» лег килем вверх на расстоянии от берега в 130—150 метров и на глубине 16—18 метров, от днища до поверхности моря было всего 3—6 метров.

Решение о подъеме линкора было принято на правительственном уровне лишь 9 февраля 1956 года. Затонувший в Северной бухте корабль представлял собой взрывоопасный объект с огромным количеством боезапаса и топлива, а также легко разлагающимися веществами и предметами, которые угрожали химическим и бактериологическим заражением всей акватории базирования главных сил Черноморского флота. Кроме того, внутри корабля оставалась значительная часть тел погибших членов экипажа. Постановление Правительства СССР предусматривало не восстанавливать флагман, а поднять его, перевести в бухту Казачью, где разгрузить боезапас, после чего разделать на металл.

Для подъема корабля была сформирована специальная экспедиция особого назначения, подчиненная лично Главкому ВМФ. Ее начальником был назначен крупнейший специалист судоподъемного и спасательного дела капитан I ранга (впоследствии контр-адмирал) Н.П. Чикер. Он сформулировал основные положения предстоявших работ: корабль поднимать целиком вверх килем, уменьшить его осадку путем отделения одной из артиллерийских башен и некоторых других конструкций, после чего в таком же виде — вверх дном — перевести в назначенное место. В качестве подъемных сил Николай Петрович предложил использовать плавучесть продуваемых воздухом отсеков корабля, а для наиболее сильно поврежденной носовой части использовать судоподъемные понтоны.

Перевернутый лабиринт

Как любое сложное дело, подъем корабля начинается с тщательной подготовки предстоящей операции. Эти работы начались весной и продолжались до июня 1956 года. Перво-наперво предстояло установить 7 шлюзовых шахт и 20 секций эстакады на днище, для того чтобы обеспечить проход во внутренние отсеки затонувшего линкора. Лучшие водолазы экспедиции под руководством капитана III ранга А.М. Черкащенко и лейтенанта М.И. Козлова сутками работали на днище корабля, уничтожали взрывоопасные газовые подушки, прорезали в тройном дне отверстия, заварили более 50 отверстий в корпусе.

Вряд ли можно в полной мере описать всю сложность и опасность этих работ, требовавших от людей максимального напряжения физических и духовных сил. Военно-морской инженер Э.Е. Лейбович сам прошел все отсеки и закоулки линкора.

— Представьте себе машинные, котельные, жилые отсеки огромного корабля в перевернутом состоянии, где все над вами висит и падает, где трапы стоят обратно движению, и вообще все — вверх тормашками, да к тому же залито топливом и маслом, кругом темно, внизу плещет вода, отжатая поданным в корпус под давлением воздухом, жара под 40 градусов, дышать тяжело, натыкаешься на трупы, — вспоминал Элиазар Ефимович. — И несмотря на все предпринимаемые меры безопасности, мы не исключали возможности взрыва или пожара, чего, к счастью, удалось избежать.

А еще в этих условиях нужно было не только работать: никто не имел права, увидев останки членов экипажа линкора, пройти мимо. Были сшиты специальные мешки-саваны, в которые нужно было уложить тело и вынести его на поверхность…

Обезвредить боезапас

С разворачиванием работ сложности возрастали. Стал острый вопрос: что делать с боезапасом? Ведь в погребах «Новороссийска» находилось около 24 тысяч снарядов и зарядов общим весом 444 тонны. К решению этой задачи были привлечены лучшие специалисты ВМФ и промышленности.

Обследование артиллерийских погребов проводила группа под руководством капитана III ранга Н.И. Топола и полковника И.П. Власова. Первый же осмотр выявил страшную картину. Выпали из стеллажей и были повреждены около 150 снарядов главного 320-миллиметрового калибра, большая часть 120-миллиметрового боезапаса. Заряды меньшего калибра было решено выгрузить на месте немедленно, а представлявшие наибольшую опасность большие калибры — только в бухте Казачьей после полного подъема корабля.

К шлюзовым шахтам и от них на эстакаду от погребов были оборудованы специальные проходы. Каждый из 2888 зарядов весом 55 кило из капризного к ударам нитроглицеринового пороха был на руках вынесен наверх, уложен на баркас, который доставлял их на артиллерийские склады.

Затем началась тяжелая и опасная работа в погребах, где любое неправильное движение грозило катастрофой. Ошибка одного из десятков одновременно работавших саперов могла обернуться смертью для всех. Снаряды крепили в опрокинутых ларях цепями, а упавшие — мешками с песком, клиньями и упорами. Участники той поистине героической эпопеи сохранили множество фотографий, свидетельствующих о надежной работе смельчаков и умельцев. В сентябре крепление боезапаса было успешно завершено.

Силы природы

Уже были установлены 13 пар 400-тонных и 3 пары 200-тонных понтонов по периметру затонувшего линкора. Приближалось время готовности корабля к подъему. Но 16 января 1957 года планы экспедиции особого назначения нарушила стихия. На Севастополь с моря обрушился шквальный ураган. Пострадали и подъемные конструкции.

Обследование водолазами, произведенное на следующий день, показало безрадостную картину. В носовой части подстропные подушки разрушили палубу. С января по апрель пришлось вновь восстанавливать систему судоподъемных понтонов, повторно подкреплять бое-запас в артпогребах.

В апреле было завершено оборудование главного командного пункта управления подъемом линкора. Командование Черноморского флота приняло решение начать подъем линейного корабля после первомайских праздников.

Генеральная продувка была начата ранним утром 4 мая 1957 года. Весь участвующий в подъеме личный состав экспедиции занял места по боевому расписанию. И вновь вмешались силы природы — пошел проливной дождь. Но на этот раз уже ничто не могло остановить спасателей и разрушить их планы. К 10 часам утра всплыла носовая оконечность корабля, а еще через час линкор плавал на поверхности, имея хорошую остойчивость и плавучесть.

Весть о подъеме неисповедимыми путями разнеслась по всему Севастополю, и берега Северной бухты, особенно в районе Ушаковой балки, с раннего утра были заполнены севастопольцами, среди которых, несомненно, были родственники и друзья погибших на линкоре «Новороссийск» моряков.

На металл

С 5 мая вновь начались трудовые будни. Потребовалось более трех недель, чтобы обеспечить необходимую осадку для транспортировки перевернутого вверх дном корабля. И только 28 мая начался перевод линкора буксирами в бухту Казачью. При дальности пути всего в 7 миль операция длилась целых 12 часов. Уже под вечер корабль посадили на грунт. «Новороссийск» лежал носом в сторону моря, днище возвышалось над водой на 5 метров. Первый основной этап работ был успешно завершен на полгода раньше установленного правительством срока.

Вывоз с борта корабля боезапаса производили с особой осторожностью. Всего было извлечено и вывезено на арт-склады флота 379 снарядов главного калибра и 2288 четвертьзарядов к ним, более чем по 2000 зарядов и снарядов 120-миллиметрового противоминного калибра, 1429 штук 100-миллиметровых патронов, около 15500 штук 37- и 45-миллиметровых патронов.

Наступил последний этап жизни линкора «Новороссийск» — разделка корабля на металлолом. Эти работы продолжались до июля 1959 года. Металлургическая промышленность страны получила 20660 тонн металла, в том числе 7500 тонн легированных сталей и 515 тонн цветных металлов.

Подъем линкора «Новороссийск» явился выдающейся операцией в истории отечественной спасательной и судоподъемной практики. Успешного решения подобных задач ранее мы не имели. За весь период работ на корабле не было ни одного случая гибели или травматизма людей. Все это стало результатом высокой организации, отличной профессиональной подготовки и высокого морального духа моряков-черноморцев.
Раздел : Страницы истории, Дата публикации : 2010-11-10 , Автор статьи : Евгений РОЖАНСКИЙ
Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.