Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Ноябрь 2023 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
293012345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930123

 
 
 





  Яндекс цитирования
      Рубрика : Экономика  (Архив : 2023-11-28) Сегодня : вторник, 21 мая 2024 года   
Экономика — перезагрузка

Имя нежное «Роза»

Когда недавно к руководителю этого удивительного цветоводческого хозяйства М.В. Панову обратились за помощью в организации столетнего юбилея заслуженной жительницы Мостовского района Таисии Константиновны Шакуловой, он, узнав, что просят «официальный букет» выращиваемых здесь роз, решил по-другому: для ветерана Великой Отечественной войны обычного букета не будет! Так что глава района С.В. Ласунов во время праздничного торжества чествовал именинницу, 40 лет проработавшую учительницей в поселке Псебай, фееричным букетом из… 101 розы.

Вспомнился этот частный, но такой трогательный случай, когда сама побывала в тепличном комплексе и познакомилась с его руководителем, который исповедует прагматику в деле и тонкое отношение к людям. В этом еще раз убедилась, увидев результаты участия предприятия в национальном проекте «Производительность труда».

…В это утро в Мостовском районе выпал первый снег. Но я загадывать желание не стала: увидеть в этих предгорных местах целые плантации цветущих роз накануне зимы — разве само по себе не чудо?! Впрочем, оказалось, в одном из крупнейших российских тепличных комплексов, специализирующемся на выращивании роз, чудесами и не пахнет. Тончайшие ароматы королевских цветов, их длинные прямые ножки с глянцевой листвой, увенчанные целыми соцветиями или крупными «бокалами» полного достоинства бордового, нежного кремового, ослепительно-белого… — строго соответствуют научной организации труда. А в последние полгода, став участниками национального проекта «Производительность труда», хозяйство может похвастать новыми производственными рубежами и собственными инновационными технологиями.

Национальные особенности дарения

Вообще-то выращивать здесь розы задумали в 2005 году.

— В то время импортных цветов на рынке было порядка 95 процентов, отечественных практически не выращивали, — рассказывает генеральный директор тепличного комплекса Михаил Витальевич Панов.

И я вспоминаю, как подаренные тогда букеты увядали буквально через день. Собеседник объясняет:

— Это важный момент. Розы сюда приезжали из Кении, Эквадора, Голландии насухую, без воды. Это значит, они были еле живые, без сил…

Потом уже перестала удивляться тому, что все, с кем беседовала, говорят о цветке, сравнивая его с человеком, а пока такой подход в новинку, поэтому слушаю, что называется, раскрыв рот.

— Наш же цветок постоянно находится на воде, он и в вазе продолжает долго жить, полностью распускается, благоухает и радует.

Постепенно проникаюсь философией руководителя и уважением к ней:

— Если кто-то считает, что сегодня обществу не до цветов, мы уверены в обратном: именно в такие объективно сложные времена красота даже важнее, чем обычно. Если бы мы просто хотели заниматься зарабатыванием денег, можно было бы выращивать в теплицах помидоры или огурцы и не заморачиваться с капризной розой, где все гораздо сложнее. Но мы выращиваем, вернее, создаем и продвигаем культуру дарения цветов. У нас в России дарение цветов — это национальная культура.

— А что, в других странах по-другому?

— Конечно. Возьмите Европу. У них есть такое понятие, как букет на каждый день, цветок как предмет обихода — как свечка на столе или солонка. Они к этому относятся не так, как мы.

— А мы как относимся?

— Как к возможности проявить свои чувства — любовь, уважение, радость или даже печаль. Вот яркий пример: когда с высоких трибун прозвучал призыв не дарить букеты 1 сентября, уложилось ли у нас в голове, что можно прийти к любимому учителю и не принести ему цветы?! Дарят! Как еще можно выразить свое отношение?! У нас в обществе даже мало-мальски важное событие всегда сопровождается цветами. Там, где есть человеческие эмоции, — у нас всегда есть цветок. Это иностранцы всегда отмечают как нашу национальную особенность.

— Получается, вы выращиваете одну из составных частей нашей национальной культуры?!

— К сожалению, не все воспринимают наше дело именно как миссию. Вот Валентина Ивановна Матвиенко нас поддерживает в этом плане с высокой трибуны.

— А что, у цветочного рынка есть проблемы?

— Нашими конкурентами до сих пор остаются не российские и кубанские производители, а импортеры. Да, их доля сократилась до 80—70 процентов, но, как видите, еще очень значительна. И мы просим помощи от государства в виде повышения пошлины на импортную продукцию. До вступления в ВТО пошлина составляла 15 процентов, сейчас — от двух до пяти процентов. Смешно и грустно. Я уже не говорю, что в Кении и Эквадоре, откуда идут поставки, вырастить розу намного дешевле. Но почему никому невдомек, что за Кенией и Эквадором стоят недружественные нам страны, и они платят два процента!

Панов прав! Это как минимум несправедливо и непат-риотично, если уж говорить о поддержке отечественного производителя.

Цветы — как звезды

Если же возвращаться к нашему рынку производителей розы, то на сегодняшний день в стране 12 крупных тепличных комбинатов, и мостовчане входят в пятерку первых.

Теплицы предприятия (а площадь всего комплекса составляет 16 гектаров) обеспечивают контролируемую среду, которая позволяет выращивать розы на гидропонике, независимо от внешних погодных условий. Специалисты тщательно регулируют температуру, уровень влажности и освещенность внутри теплицы, чтобы среда для выращивания была идеальной. И ежесуточно тысячи роз разъезжаются собственной доставкой по нашему региону, стране и за рубеж. У предприятия есть филиалы в Краснодаре, Ростове, Воронеже, Ставрополе.

— Так какая география поставок? — спрашиваю Михаила Витальевича.

— Мы сегодня на восток доезжаем до Екатеринбурга, дальше не едем, чтобы сохранить вазостойкость цветка. На запад — Беларусь, север — Москва и Московская область. Ну а юг — тут все нас знают, нашим розам радуются вплоть до Донбасса. Наши клиенты из Сочи научились авиадоставкам во Владивосток и Якутию... Недавно был такой момент: на северах запросили цветы именно нашей компании. Полюбили.

К слову, здесь выращивают более 40 красивейших и стойких сортов одноголовых и кустовых роз.

Каждый цветок имеет свою уникальную характеристику: высота стебля, размер бутона, вазостойкость, окрас, аромат.

Розы из Краснодарского края регулярно выступают участниками крупнейших флористических выставок и конкурсов, серьезных отраслевых форумов. Совсем недавно в московском «Крокус Экспо» в рамках международной выставки «Цветы Экспо» сильнейшие флористы страны работали с мостовскими розами, доказывая, что нет предела совершенству и таланту тонких ценителей красоты.

— Чем радовали участников международной выставки?

— Каждый год наше предприятие выводит на рынок три-четыре новинки. Этого события ждут, ведь новый сорт роз — как новая звезда в мире искусства и кинематографа. В этом году мы презентовали нежную кустовую розу Спешл Дайменшн со сложным пудро-нюдовым оттенком и ароматом, напоминающим запах зеленых яблок. Еще одной новинкой стала в ассортименте сортов роза Пинк Хеопс — нежно-розовый, не кричащий, а спокойно раскрывающийся цветок похож на чашу, лепестки, открывая сердце розы, слегка загибаются. Но самый трендовый сорт, который буквально произвел фурор среди ценителей прекрасного, — Кофе Баблс. Эта роза отличается уникальным цветом, какого не встретишь в природе, — кремовый оттенок со спелым кофейным отливом и сладким фруктовым ароматом.

Единая экосистема

Несмотря на романтичный флер, с каким рассказывает директор о новинках, себя он считает сугубым прагматиком (ну или хочет считать). Этим своим качеством и объясняет решение вступить в национальный проект «Производительность труда».

— Вы помните, как узнали про проект?

— У меня стояла задача открыть новый цех сортировки, мы с коллективом ее решали. Построили холодильник, сам цех и наконец подошли к итоговому этапу — расстановке оборудования с организацией рабочих мест. Это является самым сложным. И тут от главы района Сергея Викторовича Ласунова узнал, что есть национальный проект, где формируется система методической и организационной поддержки повышения производительности труда, обучение инструментам бережливого производства, подготовка внутренних тренеров и много чего еще.

Получил предложение поучаствовать. Поинтересовался у коллег из Национальной ассоциации цветоводов — мнения были разные. Но я все-таки принял решение вступить в проект. Не веря до последнего! Подписал соглашение с Министерством экономики, но для себя все равно не понимал, что это будет. Опасался, что на производстве появятся люди, которые станут больше вопросов задавать, чем дело делать.

— Но когда на предприятии появились специалисты Регионального центра компетенций, — продолжает генеральный директор, сам выпускник Российской экономической академии имени Плеханова, — стало понятно, что работает команда профессионалов. Они не учили нас выращивать цветы, не лезли в агрономию.

— А с чего начали?

— Провели несколько встреч. На первой из них эксперты натолкнулись на полное отрицание и скепсис — все ждали давно известных истин. Но после первой лекции, что называется, «чакры открылись».

Мы оценили качество подготовки материалов, которые для многих действительно явились откровением. Что подкупало — разговор шел не о том, как «корабли бороздят просторы космоса»: любая теория плотно и понятно увязывалась с производственным процессом. Именно такая информация оказалась необходимой и подоспела ко времени.

— А для вас, плехановца, было что-то удивительным в нацпроекте?

— Мне очень нравится, что государство так предметно и повсеместно взялось за модернизацию производства и кадровую подготовку.

Это значит, если у нас люди научатся методикам научной организации труда, бережливым технологиям, а потом уволятся, придут на другое предприятие — они уже обучены! А я других буду брать и тоже хотел бы, чтобы они прошли эти курсы. Получается единая экосистема.

Разговор о зайцах

— Так каких результатов добились?

— Помещения, оборудование, холодильники — все было, а вот мотор для работы всего этого запустил нацпроект. Общими усилиями была проделана колоссальная работа, которая позволила достичь стабильного роста ключевых показателей выработки на эталонном участке цеха сортировки. На практике стали применяться инструменты бережливого производства, и мы решили сразу несколько задач:

— сокращение травматичности: цветок стал меньше переноситься с места на место и не бьется;

— сокращение лишних усилий работников;

— сокращение брака. Для примера: если человеку удобно работать, он лишнее от длины стебля не отрежет, а один сантиметр цветка равен одному рублю в продаже. Эти и другие потери мы исключили с помощью проекта. И это не предел.

«Это гигантский скачок!» — восклицаю мысленно. Если еще шесть месяцев назад производительность здесь была три тысячи штук в сутки на человека, сейчас — четыре тысячи. При проектной норме повышения эффективности труда на 20 процентов за год цветоводы Мостовского района добились 30-процентного увеличения за полгода участия в проекте!

— Мы убили трех зайцев, — продолжает перечислять преимущества проекта Панов. — Увеличили количество, улучшили качество…

— А третий «заяц»?

— Мы добились слаженности коллектива. На обучении были люди из разных подразделений, и прежде они разговаривали вроде на русском языке, но друг друга не понимали. Сейчас благодаря обучению и общей терминологии они стали говорить на одном языке. Их сплотили знания.

Сейчас проект на тепличном комбинате находится на завершающем этапе. Буквально на этой неделе готовятся запустить новый цех сортировки уже с учетом полученных знаний.

— Знаете, что особенно понравилось? — возвращается к началу нашего разговора о проекте Михаил Витальевич. — Что конгениальные идеи, которые мы первыми в России сформировали как технологии, — они родились у самих сотрудников.

— Например?

— Мы просчитывали эффект от передвижений при сортировке кустовых роз — как ходить, куда поворачиваться, чтобы меньше энергии и сил затрачивать... В результате поставили тестовый стол, стали изучать, как человек берет, кладет цветок, режет... Первый опыт был по преодолению тактильных привычек — работать в новом алгоритме было удобно, но — непривычно.

Однако изменения вызвали азарт, стали самостоятельно анализировать потери, исключать их. Меняли высоту стола, ширину — учитывали все, до сантиметра. В итоге добились максимального комфорта как для правшей, так и для левшей.

— Так вы сегодня носители уникальной для России технологии ручной сортировки роз, получается, — резюмирую.

— Да, труд с нашими улучшениями стал легче и при этом результативнее.

К слову, об этом мне рассказывали, воочию показывая инновации, начальник цеха сортировки Анна Александровна Шендрикова, бригадир-сортировщик Елена Владимировна Гунченко и специалист по связям с общественностью Дарья Александровна Турченкова.

Перспективы связаны с людьми

— Какие горизонты рисуете перед собой, Михаил Витальевич?

— Горизонты? — переспрашивает. — У нас хорошая команда, сильный менеджмент — мы готовы думать над строительством еще одной теплицы.

— Кстати, а расскажите про коллектив. Прошу, понимая, что вдали от крупных городов с узкими специалистами и грамотным персоналом обычно не густо.

— Когда мы организовывали этот бизнес, работники были в основном из соседней станицы Ярославской. Но работали только в зимний период, а летом все уезжали за заработком на побережье, и мы испытывали жуткий дефицит кадров.

За это время мы создали условия для стабильной работы, дали хороший соцпакет, не экономим на спецодежде, организовали удобный вахтовый подвоз. Текучка исчезла. На 150 человек ротация может произойти в пять-шесть человек. Люди в нас верят. Работают семьями, представители нескольких поколений.

— Подозреваю, что станица Ярославская будет прирастать населением и по мере вашего расширения.

— Боюсь сглазить, но многие люди, приезжающие к нам работать из других регионов, здесь оседают, строят дома и семьи. Но трудовым ресурсом для нас сегодня уже не только Ярославская является — к нам едут из Мостовского, из Лабинска, Майкопа.

Да что говорить, если сам Панов когда-то был приезжим из Москвы: поменял столицу на станицу и семью перевез в наши края. Но никаких гастарбайтеров не берут, стараются предоставить рабочие места в первую очередь жителям родного района — только свои. Средняя зарплата, по официальным источникам, на этом предприятии — 60 тысяч рублей. Неплохо для кубанской глубинки. Кроме зарплаты есть еще годовая премия.

Миллион алых, белых, желтых…

— Слышу в ваших словах заслуженную гордость.

— Самая главная наша гордость — уровень агрономии. Мы идем впереди планеты всей. Вот сегодня у нас встреча с московскими микробиологами из Российского химико-технологического университета имени Д.И. Менделеева — это наши партнеры и эксперты. Розы, как и люди, тоже могут заражаться вирусами и бактериями, которых у них гораздо больше, чем у нас. Мы среди всех российских комбинатов первыми используем технологии защиты цветов, корней, стеблей биологическими методами. Никакой химией не травим!

Гордостью предприятия является и наша инженерия. Техника поддерживается в идеальном состоянии, количество аварийных работ сократилось, двигатели и другие агрегаты работают на 97 процентов, а раньше — на 70 работали.

— И какова же, так сказать, урожайность?

— Ежесуточно сто тысяч штук роз.

— Это целая площадь цветов, как в той песне?

— Это целый склад, — скромно отвечает директор. — Правда, там каждая партия дольше суток не задерживается. Коммерция у нас активная, мгновенно распределяет все по каналам сбыта — эта служба тоже вызывает уважение.

— Чем еще гордитесь?

— Гордимся тем, что теперь саженцы не закупаем, а выращиваем сами. Свой посадочный материал имеем, ни от кого не зависим.

…Уезжала из тепличного хозяйства — небо затянуло мелкой, почти зимней моросью. А там, в светящихся оранжереях, — стройными рядами пульсирующее алым торжество, оттеняющая нежно-сиреневым влюбленность, вспыхивающее насыщенно-кремовым восхищение и тихой радостью отдающий кипенно-белый... А если собрать все вместе, получится введенный в моду Михаилом Пановым букет под названием «Кубань».

Сергей ЛАСУНОВ, глава Мостовского района:

Зная, что отечественные предприятия благодаря участию в национальном проекте получают доступ к программе профессиональной переподготовки управленческих кадров, мерам финансовой и нефинансовой поддержки, а также иную помощь, мы в Мостовском районе не могли не отреагировать на такую государственную поддержку, и два наших предприятия получили существенный эффект от участия в проекте «Производительность труда».

Краснодар — Мостовский район — станица Ярославская — Краснодар.
Раздел : Экономика, Дата публикации : 2023-11-28 , Автор статьи : Карина МИРАКОВА

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008-2024 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.