Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Июль 2015 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112

 
 
 





  Яндекс цитирования
      Рубрика : Прямая связь  (Архив : 2015-07-11) Сегодня : среда, 24 июля 2024 года   
Из почты «ВК»: о жизни, о себе

Слово к читателю

Здравствуйте!

Сегодня разговор особый, потому что обращаемся не к абстрактному читателю, как всегда, ко всем и к каждому, а к читательницам — женщинам моего поколения. Итак, о встрече в редакции, которая случилась на прошлой неделе.

Как всегда, спешу на редакторат, с которого начинается каждое рабочее утро. У входа на этаж останавливает охранник: «Это к вам, Ольга Викторовна!». Со стула поднимается старушка — худенькая, в платочке, с палочкой. И сразу — о своей обиде:

— Всю ночь не спала, доченька, не могу дома усидеть — обидно, миленькая, до слез! Встала вот в шесть утра, и — на автобус. Сама я из Марьянской Красноармейского района, Любовь Дмитриевна Семенова. Я, как война закончилась, газету вашу начала выписывать, она мне больше других нравится, раньше всегда газет пять-шесть выписывала. Подписывали меня в последнее время, когда с ногами неважно стало, дети, зять, а тут не успели. Расплакалась, разнервничалась, сама поехала в наше Марьянское почтовое отделение, а там усмехаются: вы, мол, еще бы позже опомнились, через месяц приходите. А как же я месяц без газеты? А потом опять к ним ехать?..

Вопрос был решен мгновенно — этот «монолог подписчика» от слова до слова внимательно слушал главный редактор: подпишем в обязательном порядке и бесплатно такого давнего и верного подписчика, но — со следующего месяца, так как подписка на второе полугодие с 1 июля уже завершена. Такой порядок на почте — система есть система. Записали адрес Любови Дмитриевны, успокоили как могли… Народ — постепенно к нам подтянулись коллеги — отправился на редакторат, а я осталась…

Чтобы поговорить с 90-летней женщиной, для которой на месяц без газеты остаться — просто горе, беда! Если честно, думала, не бывает такого по нынешним временам. Это у них, к примеру, в Великобритании, почтенный джентльмен начинает свое утро с чашечки кофе и какой-нибудь Daily Express, The Gardian или Financial Times.

Меня на самом деле сразила ее фраза: «А как же я без газеты месяц…». И обида у Лидии Дмитриевны на это, наверное, самая большая — не на детей, которые затянули с подпиской, и даже не на почтовиков, которые посмеялись над ней — в ее-то почти 90, вместо того чтобы объяснить все ладком, поддержать по-хорошему, по-доброму, с теплотой… И еще ее необыкновенные глаза — открытые, молодые. И такой в них живой и неподдельный интерес: «А газета мне, доченька, для того нужна, чтобы о стране и крае все знать, что творится-происходит. А еще отдохнуть-развлечься – дел-то хватает».

Чего-чего, а дел ей хватало все ее почти 90:

— В войну окопы рыли под Крымском, на «Голубой линии», в поле работали, после — бухгалтером, в Марьянской больнице — главным бухгалтером, меня тогда крайздрав и.о. главного врача (без права на лечение) в станицу Новомышастовскую направил — там туберкулезную больницу строила, и в «Сельхозтехнике» работала — 60 машин каждый месяц тогда капитально ремонтировали. Муж покойный, царство ему небесное, участник Великой Отечественной, воевал на Сопке Героев. Дочерей хороших вырастили: младшая Наталья всю жизнь следователем проработала, сейчас на пенсии, старшая Людмила тоже почти полвека в научно-исследовательском институте в Белозерном. Трое внуков, правнучка уже…

Все — рядом, все — любят, приходят, приезжают, навещают — живи себе, отдыхай, газету почитывай (мы, кстати, Любовь Дмитриевна, торжественно обещаем присылать Вам «Вольную Кубань» в течение этого месяца вплоть до 1 августа, когда Вам, как обычно, будет ее приносить почтальон)! Но, похоже, в своем почтенном возрасте Любовь Дмитриевна меньше всего думает о старости и о том, что когда-то все-таки нужно отдыхать. Она до сего дня (и, что немаловажно, — с удовольствием!) саморучно, с чувством, толком, расстановкой занимается десятью сотками сада-огорода: картошечка, овощи, малина, клубника… «И ни одной травинки — представляете? — рассказывала мне по телефону ее старшая дочь Людмила. — Да еще с зеленью, бывает, и на рыночек выбирается! Мы ее ругаем, конечно…» И в большом кирпичном доме — «Мы его с мужем сами построили!» — во всех пяти комнатах плюс кухня, прихожая и так далее — чистота и порядочек идеальные.

Она активна, в курсе всех станичных дел и проблем, всегда с удовольствием встречает гостей. И — пока со здоровьем тьфу-тьфу — не отчаивается! И это правильно, умница вы наша! Человеку столько лет, на сколько он себя ощущает. Страх перед старостью — вот что действительно старит!

И еще немного о нашем, женском, уважаемые соплеменницы, представительницы уже далеко не слабого, к сожалению, пола. Многое изменилось за последние десятилетия, несмотря на все «прелести» постперестроечного, да и сегодняшнего времени. Так называемый третий возраст, или возраст «по ту сторону», — уже не приговор, сегодня женщина живет и думает иначе, чем вчера и позавчера. И, прежде всего, она по-другому воспринимает само время. Помню, когда моя мама рожала мне братишку в свои неполные 35 (мне к тому времени было уже целых десять лет), женщины на скамейке у подъезда громко шептались: это ж надо, в таком-то возрасте… А 50-летие вообще воспринималось тогда как начало старости — страшным призраком маячил перед многими женщинами этот «мрачный юбилей», или, как еще говорили, закат жизни. И, конечно, за всем этим был страх навек проститься с тем, что до сих пор составляло смысл жизни и делало ее интересной.

Если опять же говорить о наших 50—60 — да, современная женщина надолго сохраняет свою молодость и даже не думает делать трагедию из морщинок или седых волос. И это — хороший возраст, когда многое еще только начинается, знаю по себе и своим близким. Одна моя знакомая, начавшая вдруг рисовать, сказала: «Теперь я вижу природу не только глазами, но и душой». У второй в их удивительно красивом саду по улицу Лучезарной не только фрукты-овощи, но и великолепный розарий из 50 видов роз. Третья — шьет стильные полушубки и прочие меховые радости (образование, на всякий случай, педагогическое) — еще и к пенсии прибавка. Четвертая — ей недавно 77 отметили — занимается не только художественным фото (она профессиональный фотожурналист), но и снимает в эти дни свой первый документальный фильм… Лично я пишу в газету — причем делаю это с большим удовольствием.

Да, мы научились разбираться в жизни, знаем, что почем, многое из того, что раньше казалось сложным, теперь просто и понятно. И конфликты с окружающими все реже — знание людей и жизненный опыт помогают легче их разрешать, и способность радоваться жизни не потерялась, потому что жизненные интересы обрели четкость.

Но нам-то по 60 (пусть кому-то и с хвостиком), а ей — 90! Эх, не растерять бы с годами всего этого, сберечь — как наша утренняя редакционная гостья. Еще раз низкий поклон Вам, Любовь Дмитриевна, за то, что живете такую достойную, настоящую, красивую жизнь. Счастья Вам, здоровья, добра, неувядающей энергии еще на долгие годы! Мы очень постараемся (дай Бог всем, кто читает эти строки, здоровья и сил) быть похожими на Вас.

Ольга ЦВЕТКОВА.

Заместитель главного редактора «Вольной Кубани».

Тел. (861) 255-53-62.

Власть и люди

Даже из машины не вышел

Уважаемые работники «Вольной Кубани», я — Таран Любовь Трофимовна, мне уже 78 лет. Так получилось, что после ремонта дороги моя избушка теперь стоит в яме — дорогу сделали наполовину выше моей хаты.

Дождь идет — вся вода в огороде — настоящий потоп! Я разговаривала с председателем, он мне сказал: выкачивайте воду! Только куда выкачивать — дорога-то выше огорода!

Я ему сказала — идемте, посмотрите, что делается в огороде, все пропало. Но, несмотря на то что его машина стояла напротив моего огорода, он даже не вышел из машины. У нас в Гривенской делается так: когда петух жареный клюнет, тогда, возможно, кто и почешется, да и то — через силу.

Я «Вольную Кубань» получаю давно, вижу, что вы помогаете очень многим людям. Пожалуйста, помогите и мне как-нибудь разобраться с моим несчастным домом.

Я — ветеран труда, у меня есть медали за работу, много похвальных грамот, а теперь вот никому не нужна, ни до кого даже достучаться не могу!

Любовь Трофимовна ТАРАН.

ст. Гривенская, ул. Мира, 59.

Калининский район.

Окно на солнечную сторону

ТЕПЛИТСЯ НАДЕЖДА… «Женщина с глазами ребенка», — подумала я, глядя на незнакомку. А узнав Александру Николаевну Дрыгола поближе, еще больше утвердилась в своем первоначальном мнении: у нее не только глаза, но и душа по-детски открыта миру. «Наверное, прожила спокойную, полную любви и счастья жизнь», — снова решила я. Но вскоре поняла, что ошиблась и на этот счет…

Шурочке Кузнецовой было 10 лет, когда началась Великая Отечественная война. В семье их было трое — брат и две сестры. Отец Николай Гаврилович работал в рыболовецкой артели, мама Фекла Михайловна — в колхозе. Детвора помогала как только могла: носили воду, собирали в поле колоски, пасли скот. Шурочка была любознательной и способной, сама научилась читать и понемногу писать. В школу ей ходить не пришлось, нянчила младшего брата Павлика.

Она вспоминает:

«Наш хутор Баклановский расположен в Дубовском районе Ростовской области. Места там красивейшие: степи, лесочки, Дон. До войны мы не бедствовали, была рыба, сметана, молоко, яйца — все свое. Так бы жить да жить, но война все разрушила. Немец лавиной пер на Сталинград, сметая на пути хутора, станицы, грохоча танками, мотоциклами, даже на тракторах ехали. Шли голодные, забивали скот и птицу, выгребали у местного населения продукты.

В одну из ночей собрали нас, подростков 11—13 лет, и увезли в Дубовку на военный завод. Руководили нами деды, они и научили нас всем премудростям: как укладывать в ящики снаряды и патроны, как шить патронташи и заправлять в них патроны. Четыре года мы работали на заводе, понимая важность своего труда. Ведь наши боеприпасы попадали сразу на фронт. Бывало, еще и напишешь на них: «Бей гадов!» или «За Родину! За Дон!». Все мы очень старались, зная, что вносим свой вклад в Великую Победу.

…И вот я дома. Отец погиб на войне, мама умерла, старшая сестра вышла замуж. Начали мы с Павликом выживать сами. Никакой перспективы на будущее у нас не было. А мне так хотелось учиться, получить профессию. Вот я и решила податься на Кубань. Вначале поехала одна — нашла жилье, работу (уборщицей в школе), а потом перевезла Павлика. С помощью директора школы и учителей мы купили бесхозную хату, привели ее в порядок и стали жить. Брат учился, я работала. А позже устроилась в пищепромкомбинат им. И.В. Сталина, вышла замуж за хорошего парня Петра Ахматова, да только безвременно он умер. Детей у нас не было, врачи сказали, что у меня их не будет. Позже узнала, что и у моих подруг, с которыми вместе работали на военном заводе, тоже плохой диагноз, тоже не смогут рожать. Результат свинца, непомерных тяжестей, которые мы, девочки, поднимали и носили. По сути, мы стали инвалидами…

Семья мужа, свекровь оставляли меня жить у них, но я решила устраиваться сама, хотелось иметь свой собственный угол. В то время я неплохо зарабатывала, была в передовиках производства, и директор обещал помочь со строительством. В общем, получился небольшой, но уютный домик. Потом друзья переманили меня на сахарный завод, где нужен был специалист, как я. А вскоре познакомился со мной вдовец-фронтовик, видный такой мужчина Иван Фомич Дрыгола. Необыкновенно добрый, внимательный, очень хороший человек. Работал фельдшером, жил с маленькой дочерью Галей. Создали мы семью, Галя стала мне как родная. Помогли ей выучиться на стоматолога, купить в Армавире квартирку, выдали замуж, радовались рождению внука Олега, во всем им помогали.

Шли годы. Иван Фомич умер. И тут нежданно-негаданно начались проблемы. Галина стала со мной судиться из-за наследства. И досталась мне такая мизерная часть дома, что невозможно было создать никаких удобств. Приходится больше десяти лет жить, как мышке-норушке, в одном доме с соседями. На зиму вынуждена искать пристанища у чужих людей. Одну зиму провела у соцработницы Любы, другую — в Прочноокопской у Ирины, третью — у подруги Варвары, у брата-инвалида, и у него жилье — не хоромы.

Мечтаю о том, чтобы местные власти помогли мне с удобствами и прикрепили медика. Хожу на костылях, одной сложно чего-то добиться. Но ведь и президент страны, и губернатор в своих поздравительных открытках ко Дню Победы всегда говорят о внимании к ветеранам войны, о долге перед нами со стороны государства и общества...

Не скажу, что мне никто не помогает. Соцзащита выдала ходунки и кресло на ванну, обещают инвалидную коляску. От сахарного завода к юбилею Победы вручили семь тысяч рублей, получила медаль, от районного совета ветеранов подарили продуктовый набор. Нет, не оставили без внимания. Но в 84 года инвалиду I группы трудно, просто невозможно жить без бытовых удобств. Еще и соседи постоянно угрожают. Единственное окно с солнечной стороны забили. Вот решилась я новому главе района Александру Владимировичу Гомодину написать заявление, может, он чем-то поможет».

Александра Николаевна горестно вздохнула, смущенно улыбнулась своей по-детски доброй, искренней улыбкой и доверительно посмотрела на меня. В ее голубых глазах еще теплится надежда…

Т.ГОРЛЕНКО.

Ветеран труда.

Новокубанск.

Транспортные страдания

Куда исчез муниципальный автобус?

Просим вас разобраться с грубейшими нарушениями графика движения маршрутного автобуса рейса 123А «Краснодар — II отделение, поселок Лазурный», что препятствует нормальной жизнедеятельности населения II отделения, в числе которого немало людей пенсионного возраста и семей с малолетними детьми, а также вернуть на маршрут муниципальный транспорт. Объясним почему.

Во-первых, маршрутные автобусы часто приходят с опозданием или вообще не выходят в рейс, и люди вынуждены добираться до центра поселка Лазурного пешком (три километра). В результате — опоздания на работу, на прием в поликлинику и так далее.

Во-вторых, в утренние и вечерние часы маршрутные автобусы всегда переполнены, люди стоят чуть ли не на головах у счастливчиков, которым досталось сидячее место. Это небезопасно для жизни!

Все обращения в диспетчерскую службу остаются без внимания. Умоляем: помогите!

Пассажиры рейса 123А «Краснодар — поселок Лазурный, II отделение»:

С.Г. КОЛОМИЙЦЕВА, И.А. ГИН, А.В. КУЧЕРЕНКО, В.Я. ГРИГОРЬЕВ, Л.Ю. ШЕВЧЕНКО, И.В. ВОЙТЕНКО и другие (всего 50 подписей).

Спасибо, доктор

Верим в вас, надеемся на вас!

Живу в станице Кутаисской уже 16 лет, обращаюсь за медицинской помощью, как и все. Ранее я была горожанкой и лечилась в городе. Привычки менять сложно, беспокоилась, что лечение в сельской местности проблемно. Но все оказалось иначе.

Благодаря совместным усилиям больницы, поликлиники и амбулатории доступными оказались любые исследования, а в случае необходимости — и консультации узких специалистов из края. Проводится диспансеризация взрослого и детского населения, выезжают и бригады врачей из края для проведения медицинского осмотра. А в этом году в Первомайском работал и онкологический патруль.

Конечно, не обходится и без проблем. Так, несколько лет тому назад нам пришлось обращаться с коллективным письмом в адрес министерства здравоохранения Краснодарского края с просьбой организовать забор анализов крови у населения Черноморского сельского округа. Очень тяжело ранним утром добраться вовремя в Горячий Ключ для сдачи анализов, а если самочувствие плохое, так и вовсе сложно. Прислушались к нашим просьбам. И теперь у населения нет проблем: организован еженедельный забор анализов крови централизованно. Не лишними были бы для нашей сельской амбулатории портативный электрокардиограф и современный небулайзер для лечения и оказания неотложной медицинской помощи больным с хроническим обструктивным бронхитом и астмой.

Жителей Черноморского сельского округа в амбулатории поселка Первомайского встречают внимательные, приветливые, исполняющие свои обязанности с высоким профессионализмом и желанием медицинские работники. Особые слова благодарности хочется сказать заведующей амбулаторией Екатерине Ивановне Карачаушевой, которая в любой ситуации для каждого человека обязательно найдет персональный подход, всегда готова прийти на помощь в случае необходимости. Такое отношение к своим обязанностям и к людям дорогого стоит в наше сложное время. Становится легче от одного только общения с этим замечательным человеком и врачом. А как комфортно и чисто в новом здании амбулатории!

Спасибо всем медработникам нашей сельской амбулатории за профессионализм, приветливость, искреннее желание помочь. Удачи вам, крепкого здоровья, успехов! Мы верим в вас, мы надеемся на вас!

С уважением

Людмила МАХИНА.

Станица Кутаисская.

Горячий Ключ.

Автограф на рейхстаге

ГОРДИМСЯ! На стене рейхстага он написал: «Старший лейтенант Авакимян, станица Лабинская — Берлин, 3 мая 1945 года». Ах, что это был за день, вобравший в себя всю войну и великую мечту миллионов солдат — живых и мертвых — дойти, дойти, дойти! На крышах домов, на деревьях, башнях, на куполе рейхстага развевались сотни красных победных стягов. А вперемешку с ними — белые флажки капитулянтов. Гитлеровский Берлин сдался. Начинался Берлин мирный. Первым акт о капитуляции подписал не маршал Жуков, а именно солдаты страшной и долгой войны, оставившие автографы победителей на стенах еще дымившегося рейхстага.

Андрею Артемовичу Авакимяну и сейчас порой не верится, что именно ему, совсем юному, выпало огромное счастье одному из многих-многих погибших товарищей штурмом брать Берлин. А 3 мая под нескончаемый гром самопроизвольного салюта нацарапать на логове те самые слова, которыми вправе гордиться каждый.

На войну он ушел из родной Лабинской в 1941-м. Вместе со сверстниками рвался на фронт, а попал после десятилетки в Ленинградское военное училище. Окончил его в феврале 1942-го, и новоиспеченного лейтенанта Авакимяна направили на Брянский фронт в инженерные войска.

Свой главный бой, за который получил первый орден Красной Звезды, он помнит, будто это было вчера. И до этого Авакимян хлебнул немало лиха, но в такую мясорубку, как при форсировании Немана, не попадал. Ночью на плотах, понтонах, под бомбежкой, шквальным артогнем небольшая группа солдат переправилась через реку и заняла плацдарм. Командуя взводом, он с бойцами еле перетащил на вражеский берег боевую технику — орудия и пулеметы. Как только рассвело, фашисты бросили на смельчаков танки и пехоту. В задачу фрицев входило уничтожить десант, очистить плацдарм, удержать его любой ценой и по возможности расширить. Вражеские танки в сопровождении пехоты шли сплошной цепью. Рев моторов, грохот разрывов, вздыбленная снарядами земля… Казалось, берег превратился в адскую кухню. Кое у кого не выдерживали нервы, но сержанты А.Демин, С.Фильчуков, В.Краушенко, ефрейторы М.Харитонов, Н.Уханов, красноармейцы Д.Романов, Ф.Свечников, Н.Комаров вели прицельный огонь по немцам. Авакимян лично наводил пушку. Снаряды ложились кучно, неся потери в рядах наступавших. И они дрогнули — залегли. Заполыхали чадящими кострами танки. Наша пехота, почувствовав перелом, рванулась в атаку. После этого боя командир взвода Авакимян был представлен к награждению орденом Красной Звезды.

За взятие Гомеля он получил второй орден Красной Звезды. Потом было освобождение Варшавы. И, наконец, штурм Берлина. Память избирательно зафиксировала события, которые поразили больше всего… Особенно — жестокую схватку с группой фашистов при штурме рейхстага — столкнулись нос к носу. Авакимяну тогда посчастливилось первым нажать на спусковой крючок своего ППШ. И началась рубка, в которой буквально за несколько дней до Победы погибло немало бойцов его взвода.

— Это были отчаянные и геройские ребята, — вспоминает ветеран, — боль эта даже спустя 70 лет не проходит…

Сослуживцы большей частью тоже не дожили до наших дней. Уходят, уходят герои сороковых роковых…

За штурм фашистского логова Андрей Артемович был удостоен ордена Отечественной войны I степени и в звании капитана продолжал служить в Советской Армии. В 1947-м демобилизовался и приехал в Краснодар. Позже поступил и окончил юридический институт в Ростове-на-Дону, работал следователем, был помощником прокурора в Краснодаре.

У Андрея Артемовича трое детей. Дочь преподает музыку в школе искусств. Сын Артем — врач, акушер-гинеколог, работает во 2-й краевой больнице в Краснодаре — заведующий отделением, кандидат медицинских наук, врач высшей категории. Второй сын Затик тоже нашел себя в медицине — кардиолог госпиталя инвалидов Великой Отечественной войны, заведующий отделением, как и брат, врач высшей категории.

Андрей Артемович показал мне свою полевую офицерскую сумку, а в ней список его взвода, сводки боевых действий. Этот взвод уже не собрать никогда — одни погибли на войне, другие закончили жизненные дороги уже в мирное время.

Зато хранящиеся у фронтовика бинокль, компас, карты и сейчас могут сослужить службу любому командиру.

Николай БУДЯНСКИЙ.

Полковник в отставке.

Преподаватель истории кооперативного института.
Раздел : Прямая связь, Дата публикации : 2015-07-11 , Автор статьи :

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008-2024 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.