Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Август 2012 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112

 
 
 





  Яндекс цитирования
      Рубрика : Общество  (Архив : 2012-08-17) Сегодня : вторник, 18 июня 2024 года   
«Что было, то и будет», или Портится ли кубанский климат?

В связи с недавней трагедией в Крымске и наступившей вслед за этим аномально жаркой погодой в редакцию нашей газеты приходят письма, в которых читатели спрашивают: что же случилось с кубанской погодой? Были ли подобные катаклизмы в прошлом? И вообще, меняется ли климат на Кубани по сравнению хотя бы с началом прошлого века?

Если уж речь зашла о начале ХХ столетия, то раскроем изданный еще до революции «Энциклопедический словарь ГРАНАТ». В статье «Кубанская область» читаем: «На плоскости (Прикубанской равнине) некоторые места отличаются очень жарким климатом. В Екатеринодаре, напр. средняя темп. июля 25,2°С, то есть выше, чем в Сухуми, и почти такая, как в Ленкорани, на границе с Персией. Темп. января в Екатеринодаре +2,2°с, тогда как в Сухуме она равна +5,3°С. На плоскости зимою темп. понижается до минус 20°С, а иногда — до минус 30°С. Годовое количество осадков в предгорьях колеблется от 500 до 800 мм, а в некоторых местах гор доходит почти до 1500 мм. В восточной половине области климат здоровый, а в низменной западной — очень лихорадочный…». Как видно из текста, ни о каких погодных аномалиях здесь речь не идет.

Многие читатели, вспоминая молодые годы, приходят к выводу, что кубанский климат все-таки «испортился», стал намного хуже по сравнению с тем, что был раньше («Вот в наше время!..»). А так ли это? Ответить на эти вопросы мы попросили «архивариуса кубанской погоды» Георгия Галкина, академика Адыгской международной академии наук, заслуженного деятеля науки Кубани, автора почти 400 научных публикаций, чьи изыскания в области исторической географии были занесены в Книгу рекордов Гиннесса.

Все относительно

— Хотелось бы подчеркнуть, что некорректна, неправомерна сама постановка вопроса: «Портится климат или нет?». Что значит: стал «хуже» или «лучше»? Все на свете относительно. Ведь для какого-нибудь эскимоса, чукчи или якута его родной суровый арктический климат наверняка привычнее и, может, даже комфортнее, чем аномально жаркий экваториальный, — и наоборот. И у нас на Кубани для одних «лучше», если, например, лето умеренно теплое и перемежается дождями — подспорьем земледельца. А для других, приехавших на отдых с Севера, наоборот, это «плохо»: они предпочитают три месяца подряд безоблачное небо и жаркое солнце…

— Прежде чем мы, Георгий Александрович, начнем разговор о сегодняшних бедах нашего края, связанных с погодными аномалиями, хотелось бы узнать, какие катаклизмы сотрясали Кубань в далеком (и не столь далеком) прошлом.

— Могу сразу сказать: в прошлом у нас было все — и исключительно суровые многоснежные зимы, когда практически полностью замерзало Черное море (764 г.), а река Кубань в ее среднем течении, по свидетельству очевидцев, «вымерзла досуха» (1826 г.). И наоборот, не раз встречались аномально теплые зимние периоды, среди которых особо выделяется зима 1947/48 гг. До третьей декады января не прекращалась вегетация сельскохозяйственных культур, продолжалось развитие озимых хлебов. Температура воздуха в Краснодаре повышалась в ту зиму до +18, +20°С, в декабре и январе цвели крокусы, тюльпаны, подснежники и цикламены.

Был на Кубани и «гололед века» (22—24 января 1963 г.). Это страшное стихийное бедствие охватило широкую полосу Черноморского побережья Кавказа от поселка Лазаревского до Джубги. Гололед нарушил нормальную работу всех видов транспорта, нанес огромный ущерб лесам, садам и виноградникам, разрушил линии связи, висячие мосты. Специалисты-метеорологи отмечали: скорость нарастания льда составляла 1 см в час (!). Под тяжестью льда обрывались электрические провода железной дороги, а в некоторых местах даже металлические опоры изогнулись в дугу. Движение поездов и автотранспорта прекратилось. Толщина ледяной корки на полотне дорог и на тросах висячих мостов достигала местами 12 см «…Три дня, — писал очевидец, — в воздухе стоял треск ломающихся деревьев и гул выворачиваемых с корнем лесных гигантов на склонах гор». Почти половина деревьев на побережье была изломана, погибло много цитрусовых культур.

Печально известно на Кубани и такое природное явление, как бора. Как отмечают очевидцы, 21—25 января 1963 г. «…сильнейший ветер обрушился на Новороссийск, температура воздуха опустилась до минус 29°С. Весь город был мгновенно занесен снегом, набережная покрылась огромным слоем льда. Многие суда, находившиеся в бухте, были выброшены на берег».

Были и жестокие засухи, когда из полностью пересохших Приазовских лиманов на арбах вывозили «громадное количество» соли, холера косила людей тысячами, а полчища саранчи не оставили на своем пути ни одной былинки (1833 г.). Были и, наоборот, такие весенне-летние периоды, о которых современники с тревогой писали: «...Разверзлись хляби небесные» — проливные дожди в течение нескольких недель подряд вызывали катастрофические наводнения, затапливалась вся пойма Кубани от устья Лабы до Темрюка и Ачуева, и «стояла вода в таком положении три месяца» (1877 г.).

Были и годы (1914, 1969 гг.), когда под действием устойчивых западных ветров морская вода поднималась стеной и заливала огромные территории Восточного Приазовья — от Ростова-на-Дону до Темрюка, а число жертв исчислялось сотнями и тысячами. Можно вспомнить и «черные бури» 1892 и 1969 гг., когда высота пыльных сугробов в степной части края зачастую превышала три метра; при этом пыль, поднятая ураганными ветрами на Кубани, достигала западных границ России, а следы кубанского чернозема были обнаружены и над акваторией Балтийского моря.

...Все было. Вот и судите, «хуже» стал климат сейчас или «лучше».

«…И покроют тебя большие воды»

— Еще свежа в памяти трагедия в Крымске. Не могли бы вы кратко остановиться на этом столь больном для кубанцев вопросе с точки зрения специалиста в области исторической географии и климатологии?

— Начиная с 7—8 июля и до дня сегодняшнего мы слушаем сообщения о погоде чуть ли не так, как некогда фронтовые сводки: что же еще она приберегла для нас? А ведь погода не балует нас своим однообразием. Все помнят, как после аномально теплой осени прошлого года и не менее теплого начала зимы на Кубань в конце нынешнего января пришли настоящие сибирские морозы. Многим памятны катаклизмы прошедшей зимы: катастрофическая бора в Новороссийске, снежные заносы на кубанских дорогах, полное замерзание Азовского и северной части Черного моря. Вот тебе и «глобальное потепление»... Наконец-то холода кончились, и, казалось бы, наступила долгожданная весна. Но не тут-то было. Поздняя и неустойчивая весна «порадовала» жителей Кубани и продолжительными дождями, и резким похолоданием, и несвоевременными снегопадами, и ураганными ветрами. Весеннего тепла не было долго, зато потом на смену холодам сразу же пришли, как отмечали когда-то русские летописцы, «жары велици».

Но это, к сожалению, далеко не все, чем «порадовала» нас погода. Свидетельством тому является тяжелейшее по своим последствиям наводнение, обрушившееся на Крымск и частично на причерноморские города.

В ночь с 7 на 8 июля 2012 г. вследствие катастрофических ливней, обрушившихся на Черноморское побережье от Анапы — Новороссийска до Геленджика — Дивноморска, а также, что оказалось гораздо серьезнее, на Крымск и окружающие его населенные пункты, вся эта территория была охвачена сильнейшим наводнением.

В считанные минуты волна высотой до трех-четырех метров (некоторые свидетели говорят о пяти, а губернатор А.Н. Ткачев 9 июля озвучил даже цифру семь метров!) внезапно, за считанные минуты, накрыла Крымск; многие люди просто не успевали выбраться из своих домов. Тем более что от напора воды многие частные строения, построенные чуть ли не в начале ХХ столетия из самана (глина плюс солома с сухим навозом), не выдержали и рухнули. Как говорится, «...и пошел дождь, и разлились реки, и налегли на дом тот, и он упал...» (Евангелие от Матфея, 7; 25—27). Или не менее тревожное: «Я сделаю тебя городом опустелым, когда подниму на тебя пучину, и покроют тебя большие воды» (Книга пророка Иезекииля, 26; 19).

— Читателей интересует: чем это стихийное бедствие отличается от других подобных наводнений на левобережье Кубани?

— Ниже я еще скажу о том, какие виды наводнений характерны именно для нашего края. Река Кубань с ее притоками, реки степной зоны края и Черноморского побережья Кавказа издавна использовались человеком для питьевых и хозяйственных нужд, рыбной ловли, орошения полей, лесосплава, судоходства, устройства водяных мельниц, а в послевоенные годы — также для водоснабжения промышленных предприятий, гидроэнергетики и т.д. Вода — это благо. Но с древнейших времен две стихии — наводнения и засухи — наносили жителям Северо-Западного Кавказа неисчислимый урон.

Первые сведения о катастрофических наводнениях на реке Кубани восходят еще к античным временам. Древнегреческие источники свидетельствуют о том, что в 63 г. до н.э. «...воды Гипаниса (Кубани), разлившись по низменным равнинам, затопили у дандарийцев (одно из меотских племен. — Авт.) все возделанные ими поля и распространили миазмы». Начиная с XVIII в. информация об этих стихийных бедствиях становится все более конкретной, что в конечном счете дало возможность систематизировать и обобщить около 200 случаев катастрофических наводнений, выявленных в архивных и литературных источниках, а также оценить их повторяемость и масштабы причиненного ущерба.

С «архивариусом кубанской погоды» беседовал В.ГРИГОРЬЕВ.

(Продолжение следует)
Раздел : Общество, Дата публикации : 2012-08-17 , Автор статьи : Владимир КОЛЕСНИК

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008-2024 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.