Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



<< Апрель 2012 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2526272829301
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

 
 
 





  Яндекс цитирования
      Рубрика : Общество  (Архив : 2012-04-18) Сегодня : воскресенье, 19 мая 2024 года   
По следам трагедии

Ни сестер, ни милосердия…

13 апреля, в страстную пятницу, в Славянске-на-Кубани снова говорили о людях в белых халатах. На этот раз здесь прошло краевое совещание средних медицинских работников по вопросам соблюдения этики и деонтологии в профессиональной деятельности. Недавний случай смерти полуторамесячного ребенка в Славянском районе и действия медработников, не предотвративших трагедии, служили наглядным пособием к тому, как нельзя работать.

«У тебя, что, СВОЕЙ работы мало?»

Деонтология — это раздел этики, изучающий понятие морального долга. Конкретно врачебная деонтология подразумевает моральные обязательства врача по отношению к пациентам и коллегам. Особое положение у медицинских сестер — сестер милосердия, как их называли когда-то. Они призваны быть связующим звеном между врачом и пациентом, более того, адвокатами пациентов, защитниками их интересов. Медсестра обязана смотреть на ситуацию глазами не только пациента, но и родственников больного, чувствовать их боль и страдание.

Какие же нарушения в этой области, по мнению коллег, допустили медики Славянского района? Выступившая на совещании Л.А. Сизова, главная медицинская сестра краевой клинической больницы № 1 имени С.В. Очаповского, напомнила собравшимся (а в зале сидели главврачи, главные и старшие медсестры райбольниц и других медучреждений края) хронологию событий с 14 по 21 марта 2012 года, когда полуторамесячного ребенка с гематомой врачи и медсестры (всего 25 человек участвовали в этом) передавали друг другу как эстафету бездушия и непрофессионализма. Чего стоит один только факт, что маму с малышом положили в стационар после третьего (!) обращения.

Не прервали этот конвейер жестокости и безразличия и медсестры, мало того, они внесли свою лепту в то, чтобы ребенок нашел в медицинском учреждении не помощь и облегчение, а смерть. Так вот в хирургическом отделении, где врач соизволил-таки прооперировать ребенка, медсестра грубо выпроваживает маму за дверь: «Кричать будешь там, там тебя никто не услышит!». При переводе из хирургического отделения в педиатрическое мама с больным ребенком на руках просит медсестру подержать малыша, пока она заберет вещи. Та отказывается сама и запрещает это сделать нянечке, согласившейся помочь. Аргументация дикая: «У тебя что, своей работы мало?». Это какая же работа в больнице, если не уход и помощь больному? Выращивание цветов или выпечка хлеба? А ситуация, когда с больным ребенком нужно было стоять в коридоре, дожидаясь, пока освободится койка, к тому же постель после ушедшего больного не удосужились поменять? А отказ сменить повязку, пропитавшуюся кровью? «Мамаша, не бегай туда-сюда, у него выходит плохая кровь…» — это слова неграмотной бабки-знахарки или дипломированных специалистов?

Во время совещания на большом экране в зале был продемонстрирован наглядный факт халатности. Это температурный лист крохотного Вити Панасенко, где напротив возраста — 1,5 месяца стоит вес — 46 (?!) килограммов. При следственном эксперименте, подчеркнула главная медсестра краевой клинической больницы, была выявлена не только низкая организация работы среднего медперсонала, отсутствие сострадания и даже полное безразличие к пациентам (это к вопросу о том, что для них своя работа, а что — не своя), но и такой вопиющий факт: ни у одной медсестры из оказавшихся в эпицентре скандала не было квалификационной категории. Не было у них, занимавшихся ребенком, и педиатрической специализации.

Так что не защитники встретили маму с новорожденным малышом в Славянской ЦРБ, а дремучие, жестокие базарные бабы, которым до сестер милосердия как до Киева пешком.

На работе как дома?

— Большой резонанс в стране приобрел медицинский скандал со смертью ребенка в Славянском районе, — подчеркнул, выступая, Т.Р. Табатадзе, директор Краснодарского краевого базового медицинского колледжа. — Масса вопросов есть к медработникам в связи с этим. Пока идет следствие, не будем говорить о лечении, но вот организация работы в райбольнице вызывает изумление. Одно следует за другим — полный организационный провал и отсутствие деонтологии как таковой. А это две стороны одной медали. Медик не может работать, не имея духовно-нравственного посыла к профессии. Когда мы общались с сотрудниками, — рассказывал выступающий, — были поражены, как по-хамски они отвечали на вопросы и как резко негативно вели себя. Каждый, к кому попадал больной ребенок, торопился сдать его другому: меня это не касается. И пока несчастная мать металась по отделению, никто (!) не взял на себя ответственности за здоровье, а оказалось, что и за жизнь малыша. Никакой профессиональной преемственности!

Знаете, что больше всего удивило членов комиссии, проводивших «разбор полетов» на месте, в Славянской ЦРБ? Ожидали увидеть девчонок, только надевших белый халат и ничему еще не научившихся, а нашли медсестер, по 20—30 лет отработавших в отделениях, «остепененных большим самомнением». Верхом кощунства назвали на совещании тот факт, что, увидев плачущую маму, медсестра «посочувствовала»: «Не плачь, а то молоко пропадет». А ребенок к тому времени был уже мертв… И вот в такой коллектив придет молодежь и услышит: забудьте все, чему вас учили.

Серьезная проблема провинциальных медучреждений — смешивание «правового и морального аспекта с бытовым». Это когда медсестра «тетя Катя», а пациентка «Людочка». А уж в станицах и хуторах вообще все родственники. Вот и забывают медики, что они не дома на лавочке, а на работе, где вступают в действие совсем иные нормы и оценки. В связи с этим директор колледжа рассказал поучительный случай, произошедший в Санкт-Петербурге, где роженица одного из перинатальных центров после благополучных родов подала в суд на персонал медучреждения, предъявив иск его сотрудникам в том, что те не уважали ее человеческое достоинство, обращаясь на ты и по имени. И лечебное учреждение выплатило солидную сумму в качестве морального ущерба.

Горшки дороже людей?

Как ни сложно переходить от человеческой трагедии и кричащих фактов к прозе жизни, но надо. Ибо есть следствие, а есть причины. Так вот произошедший дикий случай со смертью ребенка — это следствие. И доказательством служит то, что он не один. 4 февраля 2012 года в травматологическое отделение Славянской ЦРБ поступил ребенок В.Д. Пасечный с травмой головы и потерей сознания. Врач принял больного, отправил родителей домой и ушел сам. Ребенок всю ночь кричал, а к утру 5 февраля умер. Возбуждено уголовное дело. И не только в Славянском районе такие вопиющие случаи.

В крае, как прозвучало на совещании, большой дефицит медицинских кадров, всего не хватает 10 тысяч врачей и 18 тысяч медсестер. С учетом совместимости цифры надо на одну треть уменьшить, что тоже неутешительно. Прокурорской проверкой медучреждений края выявлена острая нехватка педиатров. Всем районам дано задание посмотреть ситуацию у себя. И «если не выполните квоту, будете отвечать перед прокуратурой вы». В числе тех муниципальных образований, где больше всего не хватает медсестер и врачей-педиатров, и Славянский район. Поставлена задача быстро подготовить кадры.

Как ни быстро, а нужно время. Значит, до погашения кадрового голода так и будут переходить из одного района в другой доктора и медсестры, уволенные в том числе и по статье? Но ведь дефицит кадров и повсеместный нравственный упадок в медицинской среде формировались не вдруг, они росли годами. Сейчас вот констатируют: 1,5 тысячи человек не имеют квалификационного сертификата. При этом низкий процент аттестуемых отмечен в Отрадненском, Белореченском, Кореновском, Белоглинском районах. А человека лечить — не граммы взвешивать. Да и отношение к аттестации…

— Слушаем аттестуемую медсестру, — рассказывала С.А. Глыжко, начальник отдела по вопросам госслужбы и кадров департамента здравоохранения, — и диву даемся. «Ваши действия при анафилактическом шоке?» Не знает. Тут же главная медсестра с декольте, с накладными ресницами и ногтями, этакая Барби. Чему она может научить?

Много говорили на совещании об уникальности профессии медсестры, о том, что служить больным и раненым считали за честь великие княгини, сестрами милосердия были дочери последнего русского царя. Штучная профессия, необходимая. Медсестра — самый близкий человек для больного, вырванного недугом из привычной домашней обстановки, из круга родных. Ее слово оказывается подчас важнее лекарства, ее внимание, там, где идет счет на секунды, спасает жизнь…

И все же один вопрос на совещании деликатно обошли. С января 2012 года в медучреждениях края сложилась парадоксальная ситуация, когда медсестра за свою работу получает… меньше, чем нянечка. Выходит, что ночные горшки и полы ценятся дороже, чем человек, в данном случае — пациент? Три тысячи рублей доплачивают среднему медперсоналу, но… общая сумма при этом не должна превышать восьми тысяч. Вот и получается, что у нянечек оплата труда поднялась, а у сестер милосердия осталась на месте. Понятно, что ставить человеческую жизнь в зависимость от рубля — безнравственно, но и требовать служения, а платить как за работу, причем низкоквалифицированную, — тоже не очень нравственно. После этого сетования чиновников департамента здравоохранения на то, что медсестры не читают газет, мягко говоря, не впечатляют.

Собкор «Вольной Кубани».
Раздел : Общество, Дата публикации : 2012-04-18 , Автор статьи : Любовь ЧУЦКОВА

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008-2024 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.