Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Февраль 2019 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
25262728123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728123

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Страницы истории  (Архив : 2019-02-07) Сегодня : четверг, 18 апреля 2019 года   
Памятники истории

Кто восстановит охотничий дом Романовых в Псебае?

Кто из царских особ стрелял дичь в горах Псебая? Каков итог 20-летней борьбы за разрушающийся памятник истории? Станет ли мертвая точка поселка точкой роста? Были на Кубани времена, когда все потенциально привлекательные места края журналисты называли туристическими Мекками. Ими были Апшеронский и Отрадненский районы. Что тогда говорить о Сочи, сегодня — это Мекка всего. Но и Мостовский район тоже в стороне не остается. Немало здесь достойных мест. Несколько лет назад поселок Псебай журналисты тоже окрестили потенциальной Меккой, но только если будет восстановлен охотничий дом Романовых.

Великий князь стреляет дичь

Дело в том, что в конце XIX века в этих местах была организована царская охота. Сюда наезжали великие князья Петр Николаевич и Георгий Михайлович Романовы. Дивясь наличию в горах разнообразной дичи и, соответственно, ее отстреливая, высокие особы не нашли тут приличных путей сообщения, поэтому на несколько лет забросили травлю зверушек. В 1892 году права на пользование землями приобрел князь Сергей Михайлович, внук императора Николая I. Он приказал разработать охотничьи тропы и тому подобное. В конце 1898 года в Псебае для высоких охотников построили гостевой домишко, который состоял из 11 комнат. Правда, приезжал великий князь сюда нечасто, говорят, всего лишь пару-тройку раз в год, чтобы дичь не привыкала жить целой-невредимой и в свое удовольствие. После того как в России искоренили монархию, дом царственных персон успел побывать администрацией Псебайского Совета, учреждением БТИ, некоторое время в домике учили уму-разуму школьников. С конца 90-х годов в здании пусто. Все это время оно стоит, так сказать, покинутое и без должного ремонта.

Дедка за репку, бабка за дедку, внучка за бабку…

Более 20 лет неравнодушные люди бьются над решением судьбы охотничьего дома Романовых. Каждый раз говорится о большой работе СМИ, об общественном резонансе, который вызывает плачевное состояние исторического памятника, и о том, что вот-вот дело сдвинется с мертвой точки. Здание восстановят, и многочисленные орды туристов и ценителей памяти потянутся в Богом забытый кубанский поселок, чтобы петь ему славу и, соответственно, называть туристической Меккой. Возле законсервированной досками постройки, как вокруг репки, выстроились силы, готовые взяться за гуж, но, увы, не хватает инвестора, чтобы вытянуть это благородное дело. Сама «репка» со временем только скучнеет, гниет и насыщает жуков тухлой древесиной.

О чем рыдает ветхая постройка

Мы побывали на месте действия и глянули на памятник архитектуры невооруженным глазом. Деревянный дом действительно в плане внешнего и внутреннего вида заметно приуныл. Макияж облупился, ребра обнажились; дерево вымокает и гниет, его грызут насекомые; крыша худая; входы, выходы и прочие отверстия лихо заколочены досками, но сквозь щели видно, как время обгладывает остатки прежней отделки. Появляющиеся в таких случаях непотребные надписи на стенах аккуратно замазаны. Только символ анархии улыбается на оцинкованных дверях. С потолка сквозь паутину проглядывает едва живая лепнина.

Денег нет, но вы держитесь тут…

— Срок деревянного здания — сто лет, а этому больше века. Естественно, оно износилось, — говорит заместитель главы Мостовского района Владимир Богинин. — Восстановить его невозможно, а если снести и построить новое — это будет уже не тот дом, в котором бывал очень похожий на Николая II князь. Поэтому вопрос находится в подвешенном состоянии. Здание закрыто, зайти туда невозможно. Понятно, что костры там не жгут, но само время неумолимо, оно уничтожает постройку.

Глава Псебая Анна Комарова отметила, что домик Романовых внесен в реестр памятников истории и местная администрация делает все, что входит в ее полномочия: обеспечивает непроходимость, отгороженность и обкашиваемость.

— Из Краснодара приезжала комиссия. Смотрели, из чего состоит здание. Был разработан проект, но он сейчас на доработке. Есть инициативная группа, которая собирает предметы истории, чтобы впоследствии оборудовать музей. Самый главный вопрос — привлечение средств для восстановления памятника. Нужен спонсор.

Какое-то движение вокруг дома царских особ все-таки есть, потому что его заступниками являются депутат Госдумы Наталья Костенко, управление государственной охраны объектов культурного наследия края, региональное отделение Русского географического общества, известные историки и краеведы. Приезжал заступиться за Романовых писатель Виктор Лихоносов, автор романа «Наш маленький Париж». Бывали телевизионщики. Не хватает лишь главного звена — человека, который на приведение памятника в порядок выложит миллионы.

— Охотничий домик Романовых является объектом культурного наследия. Это факт. Сейчас идет поиск инвесторов, которые возьмут его на баланс и будут восстанавливать, — говорит начальник отдела памятников архитектуры, истории и монументального искусства краевого управления государственной охраны объектов культурного наследия Сергей Онищенко.

По его словам, речь идет о сохранении памятника в первоначальном виде. Единственное, чему он подлежит, — так это ремонт и реставрация. О сносе и речи быть не может.

Куда делись кирпичи Екатеринодарской крепости

Кубанский историк Виталий Бондарь хорошо знаком с темой. Говорит, восемь лет назад делал по дому Романовых государственную экспертизу. Чиновники предлагали ему даже не включать здание в реестр памятников, потому что оно-де совершенно никакое в плане состояния. Естественно, со временем состояние лучше не становится.

— Мы предлагаем разобрать здание с сохранением цельных конструктивных элементов — так в Краснодаре восстанавливали дома Бурсака и Кухаренко, — рассказывает Виталий Бондарь. — Необходимо сохранить основные конструктивные элементы и уцелевшие элементы интерьера и собрать его снова. Причем не обязательно делать его в земленабивной технике. Главное — восстановить его внешний облик, планировочную структуру, объемно-пространственные характеристики. Тогда мы сохраним его как исторический памятник.

Предложенный вариант, по словам историка, идеальный, но бывали случаи, когда после подписания договора дело превращалось в фарс. Например, было официальное соглашение с инвестором о последнем сохранившемся флигеле Екатеринодарской крепости. Обещали его разобрать, пронумеровать каждый кирпичик, а по освоении территории — восстановить. Прошло более десяти лет, и никто не знает, где сейчас эти кирпичи.

— Такими вопросами должны заниматься профессионалы, а государство — жестко этот процесс контролировать, — заключил Виталий Бондарь.

Романовым на Кубани поможет Тюмень?

Итог нашего краткого исследования подвел председатель районного отдела Русского географического общества Василий Боглаев. Главным направлением работы отдела стала борьба за охотничий артефакт царской семьи.

— Информацию увидел наш земляк из Тюмени, он живет там сорок лет, занимается строительством, — рассказывает Василий Боглаев. — Сказал, что хочет воссоздать домик Романовых. Подобный проект он уже реализовал в Тюмени. Теперь намерен на своей родине что-то полезное сделать. Мы с ним активно переписываемся. Когда он зайдет на объект, тогда можно будет с чистым сердцем сказать: «Да, человек есть, и дело идет».

Сергей КОРНИЕНКО.
Портал «ВК Пресс».

Раздел : Страницы истории, Дата публикации : 2019-02-07 , Автор статьи :

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.