Меню сайта
 
 
   
  Рубрики
 
 
   
  Поиск
  Поиск по сайту

Архив



.
<< Февраль 2016 >>
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
29123456

 
 
 





Яндекс.Погода
  Яндекс цитирования
      Рубрика : Экономика  (Архив : 2016-02-06) Сегодня : четверг, 21 сентября 2017 года   
Что греет душу директора?

КУБАНЬ АГРАРНАЯ. Доктор сельскохозяйственных наук профессор Кубанского госагроуниверситета Анатолий Югов 16 лет возглавляет Брюховецкий аграрный колледж. За эти годы учебное заведение, по оценке людей сведущих и авторитетных, стало своего рода эталоном того, как и какие именно знания необходимо давать будущим механикам, другим специалистам среднего звена, чтобы они были востребованы в трудовых коллективах.

Особой заслугой Анатолия Викторовича коллеги по работе считают создание под его руководством принципиально нового сельхозпредприятия — агротехнопарка «УПХ «Брюховецкое», деятельность которого основана на новейших технологиях.

В земледелии должна работать система

В учебно-производственном хозяйстве в полной мере реализуются принципы точного земледелия с использованием спутниковой навигации, внедряются специальные программы для агроменеджмента на базе геоинформационных систем. Принцип действий профессора Югова таков: у нас в колледже и на производстве должно быть все самое лучшее.

Итоги впечатляют. За минувший год урожайность зерновых колосовых в УПХ на площади свыше 3,5 тысячи гектаров составила 86 центнеров. Сахарная свекла дала 600 центнеров, подсолнечник сорта СПК — 28, кукуруза на зерно — 78 центнеров. На каждую фуражную корову надоено по 7200 килограммов молока.

А теперь давайте поконкретнее, как модно сейчас говорить, в ручном режиме, пошагово отследим продвижение к таким весомым результатам.

Предлагаем нашим читателям беседу корреспондента «Вольной Кубани» с Анатолием ЮГОВЫМ.

— Два года подряд УПХ «Брюховецкое» становится победителем краевого соревнования по урожайности зерновых культур в центральной зоне. И когда в разговоре с другими руководителями хозяйств приводишь пример по вашему предприятию, большинство собеседников ехидненько улыбаются и напрямую спрашивают: «И вы этому верите?». Смею предположить, что и вам приходилось выслушивать недоверчивые речи. Как обычно реагируете?

— Спокойно. Что-то кому-то доказывать — не собираюсь. Обычно говорю: не веришь — приезжай, посмотри, поговори с людьми. Они врать не станут.

— Мне несколько сезонов подряд доводилось бывать на жатве в УПХ «Брюховецкое», беседовать с агрономами, преподавателями колледжа, механизаторами, дважды даже посчастливилось понаблюдать в кабине комбайна «Джон Дир», как быстро бункер наполняется зерном. На отдельных участках урожайность пшеницы зашкаливала за 120 центнеров! И меня не надо убеждать, что получать по восемь-девять тонн зерна с гектара — это реальность.

— Это года три-четыре назад в период уборки вы действительно могли увидеть результат в 120 и даже 130 центнеров. Сейчас большинство полей показывают примерно ровный результат: если 85—90, то по всему массиву, а не на отдельных кусочках.

— Скорее всего, сказывается внедрение принципов точного земледелия?

— Да, срабатывает эта технология. Но результат пришел не вдруг.

Семь лет назад, когда я защищал докторскую диссертацию в КубГАУ, кое-кто из коллег-хозяйственников тоже посмеивался. Оно тебе, мол, надо? А теперь я улыбаюсь, глядя на многих руководителей, уверовавших в свое всезнайство.

Дело в том, что, готовясь к защите диссертации, мне несколько месяцев пришлось позаниматься в стационарном севообороте Кубанского госагроуниверситета, изучить достаточно много технологий. И я для себя «вытаскивал» из хорошо апробированных самые эффективные и экономически обоснованные, наиболее урожайные и наименее затратные приемы. И, естественно, внедрял потом у себя. Главный вывод, который я сделал, — в земледелии должна работать система.

— Мне приходится часто контактировать с академиком Людмилой Андреевной Беспаловой и профессором Валентиной Павловной Василько, и по их информации знаю, что на ваших полях урожай в 70 и более центнеров давно уже не редкость…

— Действительно, за 2009—2014 годы, в среднем за пятилетку, каждый гектар в УПХ «Брюховецкое» дал по 74 центнера пшеницы и ячменя.

Но для лучшего понимания действительности должен сказать прежде всего вот что.

Последние годы в большинстве районов Кубани, в том числе и Брюховецком, мы имеем «европейскую» погоду. Давайте отмотаем время на сорок лет назад… Что тогда было? Суровые зимы… Пацаном, помню, коньки наденешь и до марта на речке катаешься. Сейчас же большей частью дожди в декабре — феврале идут. Влаги в зимне-весенний период пашне перепадает достаточно. А с учетом того, что почвы у нас гораздо лучше, чем в Европе, и сорта озимых не хуже, чем у них, мы имеем европейские урожаи, а то и выше в целом по краю.

— Но кроме погоды и мозги надо включать… Можно привести десятки примеров того, как и сейчас, при достаточной увлажненности, получают 45 центнеров зерна с гектара.

— Согласен. Но у нас дело поставлено таким образом, что буквально каждый человек, связанный с полем, знает свой маневр, свою ответственность за высокий конечный результат.

Считать деньги надо с умом!

— Знаю, что в УПХ «Брюховецкое» есть два совершенно уникальных комбайна «Джон Дир», напичканных электроникой. Чем они отличаются от обычных аналогов?

— Тем, прежде всего, что на них установлена система ГЛОНАСС, компьютер. Комбайн во время уборки идет по массиву, и видно: там урожайность пшеницы была 40 центнеров, а здесь — 120. Умная техника проводит картирование полей, и сразу же после окончания страды мы вносим минеральные удобрения с таким расчетом, чтобы впоследствии убрать пестроту.

За сезон двумя «Джон Дирами» мы, проводя жатву, обычно обследуем до 25 процентов массивов, следовательно, через четыре года имеем полную картину того, каких именно элементов питания недостает нашим черноземам. Назову одну цифру: в последнее время внесение аммофоса на гектар пашни мы увеличили с 50 до 150 килограммов.

— Скорее всего, срабатывают не только элементы точного земледелия, но и вся агроландшафтная система, которую вы внедрили с помощью ученых…

— Да, это так. Каждый приезд в УПХ моих коллег из аграрного университета дает реальную отдачу. Не скрою, не со всеми их доводами мы соглашаемся. Но на 90 процентов они правы! Кто поспорит с тем, что без системы не будет никакого прогресса?

Мы сегодня каждую копеечку считаем. Но не жадничаем в то же время. Убедились, к примеру, что с осени под основную обработку почвы необходимо вносить удобрения не только под сахарную свеклу, но и под кукурузу, подсолнечник, кормовые культуры.

Если речь идет о подкормке озимых, то у нас на трактор, впереди него, монтируется агрегат, который с растений считывает информацию: каких питательных веществ не хватает. И с учетом этого уже их вносим в рядочки или по листу. В период вегетации к озимым особое внимание. Подкормки даем строго день в день, как рекомендуют ученые. А обработки посевов химпрепаратами от вредителей и болезней ведутся с точностью, измеряющейся часами. Без этого сейчас нельзя.

— По моим сведениям, в УПХ «Брюховецкое» чуть больше тысячи голов скота, в том числе 500 коров. Органики, скажем прямо, вы имеете немного. В основном минеральные удобрения выручают?

— Не только они. Многие удивляются, когда я говорю, что в севообороте у нас многолетние травы занимают 13,5 процента. Зачем так много? Ответ лежит на поверхности: люцерна — это плодородие. Сеном торгуем — продаем прямо с поля фермерам и владельцам ЛПХ по чисто символической цене, чтобы окупить производство. Семенниками люцерны серьезно занялись, в этом году их площадь возрастет до 100 гектаров.

— Ну а то, что после многолетних трав можно семь-восемь тонн пшеницы иметь даже с половинной дозой минеральных удобрений, многим известно. Но мало кто, к сожалению, применяет эти знания на практике.

— Высокий урожай — это одно. Так он же еще получен без высоких затрат на удобрения. А это ответ уже тем, кто живет одним днем… Лучше, мол, посеять вместо люцерны подсолнечник или кукурузу, выгоды больше. А сколько сил подсолнечник у почвы заберет! Что с ней будет через пять-семь лет? Вот о чем душа должна болеть, а не о выгоде.

— А что еще вас волнует? В последнюю нашу встречу, в мае 2015 года, вы высказывали надежду, что вот-вот должен решиться вопрос с передачей заброшенных корпусов МТФ, которые вами не используются, эффективному собственнику. Сдвиги произошли?

— Благодаря нашему губернатору Вениамину Ивановичу Кондратьеву этот вопрос поставлен на контроль в администрации края и в ближайшее время будет разрешен.

А что может быть важнее сегодня, чем пополнение живыми деньгами краевого бюджета? У нас же не эксплуатируются десятки заброшенных объектов! Стоит, к примеру, похилившись на один бок, здание семяочистительного комплекса. Платим налоги за него и другие сооружения, которые могут завалиться. Разве это по-государственному?

— А вот когда завалятся и, не дай Бог, кого-нибудь придавят, тогда много проверяющих приедет. И, скорее всего, вас обвинят в том, что не приняли действенных мер по сохранению госсобственности.

А чтобы не заканчивать интервью на пессимистической ноте, задам такой вопрос: довольны ли вы итогами года минувшего? Что больше всего греет душу?

— А душу греет то, что мы даем возможность нашим детям овладеть современной техникой. Урожай в 80 центнеров не самоцель, хотя и это приятно. Душа испытывает радость больше всего тогда, когда слышишь благодарность от коллег:

— Молодцы, хорошие кадры подготовили!
Раздел : Экономика, Дата публикации : 2016-02-06 , Автор статьи : Федор БЕЗРУК

Любое использование материалов допускается только после уведомления редакции. ©2008 ООО «Вольная Кубань»

Авторские права на дизайн и всю информацию сайта принадлежат ООО «Вольная Кубань».
Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия ООО «Вольная Кубань». (861) 255-35-56.